ЛитМир - Электронная Библиотека

                                                                                            Евгений Акуленко

                                                                                     ПОГРЕМУШКА ДЛЯ РОБОТОВ

 "Ничего не буду делать!" - решил Леха и украдкой зевнул.

  Мало того, что ему выпало счастье неделю киснуть на Карьере, так его еще и заслали в командировку попутным танкером, не удосужившись потратиться даже на курьерский шлюп. И вместо шести часов комфортабельного перелета он вынужден был четверо суток болтаться в каюте с весьма условной гравитацией и делить с экипажем удобства.

  Директор Топорков вел флай-платформу лично, попутно матеря кого-то в переговорник.

  - Равшаны!.. Узбекпром ваш папа!.. Нет, ты видел? - последнее относилось уже к Лехе.

  Посреди одного из рукавов ангара, раскинувшегося по планете многокилометровым пауком, высилась неслабая гора торциевой руды, почти достающая верхушкой до потолочных ферм.

  - Такое бывает, - Леха с трудом подавил зевок, захлопал слезящимися глазами. За четверо суток организм выработал постоянную привычку спать, - если софт на диспетчере старой версии...

  Топорков пробурчал что-то невразумительное. Добывающая компания экономила на всем, в первую очередь на программном обеспечении.

  Платформа опустилась рядом с карьерным экскаватором. С высоты отчетливо просматривалась вмятина на верхней защитной плите, больше напоминающая воронку от взрыва. По искореженному металлу ползал техник, лично осматривая повреждения. В сторонке, подле отполированного до зеркального блеска ковша нервно подрагивали два ремонтных кибера.

  - Петрович, ну что там? - директор подпустил в голос фальшивой надежды.

  - ..здец! - развеял иллюзии техник. - Упокой его душу...

  - Это только за неделю третий!.. - Топорков потыкал в стальную махину пальцем. - У меня все графики летят к чертям...

  Леха скорбно покивал.

  - Под гранитную плиту подкопался, бедолага, и... - техник неслышно опустился позади на антигравах, хлюпнул носом.

  Был он собой небольшого росточка, тщедушный, лет сорока пяти на вид. Эдакий хлипкий живчик.

  - Вот, программиста к нам прислали, - кивнул директор. - Знакомься...

  - Петрович, - техник протянул пятерню, предварительно помусолив ее о штаны.

  Дышать он старался в сторонку.

  - Ле... Алексей, - представился Леха.

  - Они ж для меня как дети все, - пояснил Петрович. - Каждый, понимаешь, со своими делами, - техник покрутил пальцами у виска. - Вот как объяснить? Два бульдозера, работают в одном месте. Один вечно вычухается - места живого не видно, второй сроду чистенький...

  - Опять употреблял? - Топорков нахмурился.

  - Исключительно в медицинских целях, - Петрович не стал отпираться. - Зуб больной заполаскивал...

  - В медотсек сходить не судьба?

  - Щщас, ага! Чтобы я свое здоровье автомату доверил с непредсказуемой натурой!.. С вахты сменюсь, схожу к доктору к нормальному, - Петрович бросил на Леху вороватый взгляд, деликатно увлек директора под локоток и принялся вполголоса что-то втолковывать.

  - Отстань ты от меня со своими бреднями! Перед людьми хоть не позорь! - вырвался Топорков. - Вот специалист. Разберется!..

  Лехе предоставили в полное распоряжение директорский кабинет - помещение размером со спортзал с полукруглой прозрачной стеной. Снаружи мели поземку холодные ветра, тщетно клевали колючим песком громады комбайнов, роющих рудоносный песок. Торций - он и по сей день основной компонент твердого топлива.

  Безжизненный мир с длинным кадастровым номером превратили в один сплошной рудник. Добывающая компания вытрясет из коры весь минерал и переберется на другую планету. От унылого однообразного процесса шахтеры дичают со скуки и начинают доставать поставщиков оборудования рекламациями. Вот, в чью-то нездоровую голову пришла мысль, будто бы частые поломки техники связаны со сбоями в программном обеспечении. Бред!

  Леха ощущал себя новобранцем, которого кинули под танк. Мол, съезди, погляди. Пообщайся с клиентами. А чего тут глядеть? Этот софт стоит по всей галактике. Работает годами. Леха вздохнул и лениво пробежал глазами сводку происшествий. Упавшая глыба, термальный выброс, молния, неизолированный участок силовой магистрали, падение с высоты вследствие осыпавшегося склона... Сплошной форс-мажор, короче. Для очистки совести Леха погонял с полчасика тестировщик на центральном терминале и чувством выполненного долга запустил любимый "Декаданс", тыкнув по привычке в мультиплей. Здесь его ожидало еще одно разочарование. Субтрансферный канал с Рудника поднят не был и значит всем чатам и мультиплеям можно смело помахать хвостиком.

  "Декаданс" в сингле не рулил. Угловатые диалоги и предсказуемое поведение ботов убивало неповторимое очарование игрушки напрочь. Ни тебе хитрости, ни коварства. Ни благородства. Ни флирта с девчонками. От скуки Леха пошарил в личных файлах Топоркова, но кроме десятка старых стереофильмов ничего выдающегося не нашел. На Карьере отсутствовала даже местная сеть. Как так можно жить?

  "Фигня!" - хрустнул пальцами Леха.

  И профессиональной своей рукой установил на центральном терминале сервер "Декаданса". Благо, мощности позволяли. Настроил свободный доступ и задумался над рекламным объявлением для местных: "Карьеряне!" Нет, не так... "Карьеристы! С сего числа начинает халявный фунциклеж новый игровой сервак. Всевозможный велкам и аву плезир!"

  Да! Перед таким соблазном никто не устоит! Леха потянулся и отправился на предмет прогуляться.

  В цеха переработки Леха соваться не стал. Там едко, пыльно и без скафандра делать нечего. Да и в скафандре нечего. Транспортники вываливают руду в печи. Челноки поднимают выплавленный торий на орбиту. Ничего интересного. Так и ползет себе паук добывающей станции по планете, оставляя позади горы шлака.

  В технологических рукавах забавнее. Здесь ангар напоминает муравейник в жаркий день. Сотни механизмов обслуги копошатся в крайней своей занятости, ездят, летают, вышагивают на опорах. Ремонтники, уборщики, заправщики, упаковщики, многоцелевые универсалы - пехотинцы на полях сражения во имя человеческой ненасытности.

  - Ты, кстати, обедал?..

  Леха от неожиданности вздрогнул. Петрович имел тенденцию подкрадываться бесшумно и чрезмерной церемонностью не отличался.

  - Нет? Ну, так пошли!.. - позвал техник тоном, не терпящим возражений.

  Петрович притащил Леху в свой кубрик, мигом организовал стол и осторожно, будто шахматист пробную фигуру, двинул запотевшую поллитру.

  - Гм, - сказал Леха и машинально потрогал воротник.

  - Сработаемся!.. - заключил Петрович, решительно сворачивая пробку.

  Пустую фигуру вскоре сняли с доски, и Петрович с азартным пристуком утвердил новую. На душе потеплело. Планета больше уже не казалась такой безжизненной и даже стала Лехе немного нравиться. Потек разговор.

  - Ты думаешь, я не понимаю? - вопрошал Петрович. И тут же отвечал сам себе: - Прекрасно понимаю!.. Тебя же мальчиком выставили для битья!..

  - Вот! - согласно кивал Леха, не попадая вилкой в огурчик.

  - А ты же не сможешь сделать ничего!.. Ну, ничегошеньки!..

  - Это почему это? - в Лехе встрепенулось профессиональное самолюбие.

  - Да просто по определению. Тут проблема, - Петрович понизил голос, - иного толка...

  - Ну, какого иного? - Леха икнул. - Есть блок искусственного интеллекта. Он везде одинаковый. Хоть в полотере, хоть в вашем бульдозере. Остальное - набор специализированных инструкций.

  - Так я тебе скажу, - Петрович наполнил рюмки - Этот ваш блок интеллекта всему и виной! Больно он того... премудрый...

1
{"b":"99967","o":1}