ЛитМир - Электронная Библиотека

– Потому что на самом деле все было совсем по-другому.

– А откуда вы знаете, как было на самом деле? – еще больше удивился Даниил Петрович.

Девушка вдруг смутилась и отвернулась. Инспектор решил не спешить. Ему нужно было как следует познакомиться с девушкой, завоевать ее доверие… и тут же Даниил Петрович подумал почему-то о Ласкьяри, которая доверяла ему…

– Я в Столице по делам, – заговорил он благодушным тоном. – Но сегодня у меня выдался свободный денек. Решил побродить просто так, заглянуть в магазины… Может, и мне прочитать эту книжку? Вечерами, знаете, бывает иной раз скучновато.

– Разумеется, – откликнулась продавщица. – Но если вы позволите, я могла бы порекомендовать вам и более интересное чтение.

– Благодарю вас, – искренне произнес Ольшес. – Я совсем не знаю современной литературы.

Это была чистая правда. Современной, да и всякой прочей литературы Тофета инспектор Ольшес совершенно не знал.

Девушка выбрала для него несколько тонких книжек. Даниил Петрович, рассчитавшись и взяв пакет, спросил:

– Скажите, пожалуйста, а вы не слишком заняты сегодня после работы? Может быть, согласитесь поужинать со мной? У меня в Столице только деловые знакомства, и, знаете, так иногда надоедает говорить о специалистах и оборудовании! А вы бы мне рассказали что-нибудь интересное – о новых книгах, о выставках… вы наверняка и в театры ходите, и на концерты, да? Кстати, позвольте представиться – Керт.

– Меня зовут Найта, – тихо ответила девушка. – Видите ли, мистер Керт… я, конечно, бываю в театрах, но не часто. Билеты слишком дорогие, а я зарабатываю не так уж много. А поужинать с вами… да, с удовольствием. Я заканчиваю работу в половине восьмого.

– Спасибо! – с энтузиазмом воскликнул инспектор. – Я вас буду ждать у входа.

– Нет, – сказала вдруг Найта. – Лучше вон там, на углу. – Она махнула рукой в сторону окна, указывая на перекресток неподалеку. – Мой хозяин… ну, понимаете…

– Понимаю, – поспешил сказать Ольшес. – Значит, на углу. До встречи!

Ольшес купил все дневные газеты, но ни в одной из них не нашел сообщения об убийстве двоих молодых людей. Значит, полиция еще не обнаружила трупы. Или не сочла нужным сообщать об этом прессе. Дело вполне могли и замять, если в это замешаны правительственные агенты. Но в любом случае Найта, скорее всего, еще ничего не знала о гибели своих друзей. И Даниил Петрович намеревался этим воспользоваться. Если, конечно, известие о двойном преступлении не появится в вечерних выпусках.

До вечера было предостаточно времени, и Ольшес решил отправиться на поиски Лориса.

Инспектор уже знал, что гениальный любитель-радиотехник, сумевший, судя по разговору его приятелей, поймать сигнал, уходящий в Пространство от космического корабля Федерации, да к тому же еще и расшифровать его, жил в весьма приличном районе, где в основном обитали маклеры, старшие бухгалтеры и экономисты не слишком крупных фирм, зубные техники и прочая публика в этом роде. Здесь не было многоквартирных домов. По обе стороны улиц красовались или крохотные особнячки, или большие коттеджи на две семьи. Даниил Петрович неторопливо шагал по тротуару, рассматривая нарядные палисадники, ухоженные, полные ярких цветов. Вдоль решетчатых оград, окружавших дома, сплошь тянулись невысокие, аккуратно подстриженные кусты. Машины здесь проезжали не слишком часто, прохожих было и того меньше. Наверное, именно поэтому Ольшес обратил внимание на джип фирмы «Мо», обогнавший его и свернувший как раз в ту сторону, куда собирался повернуть и сам инспектор. Стекла джипа были затемнены, и Даниил Петрович не мог рассмотреть, кто находится внутри. Но Ольшеса удивило то, что машина ехала очень медленно, – словно человек, сидевший за рулем, разыскивал какой-то дом и внимательно всматривался в номера. Инспектор ощутил странный укол внутри и прибавил шагу. Но, хотя интуиция его и не обманула, он опоздал. Он едва успел добежать до поворота…

Где-то впереди раздался звук захлопнувшейся двери, и через секунду на тротуар торопливо вышел молодой человек. Он огляделся по сторонам, явно кого-то ожидая. В то же мгновение наполовину опустилось стекло медленно ползущего джипа-и раздалась короткая автоматная очередь.

Юноша, даже не вскрикнув, упал сначала на колени, а потом распластался на тротуаре лицом вниз. Ольшес отвернулся. Он не хотел видеть кровь. И не стал смотреть на номер машины. Можно было не сомневаться, что ее угнали не больше получаса назад и через минуту бросят в соседнем квартале.

…На первых страницах всех вечерних выпусков газет мелькали фотографии Лориса. И Ольшес, едва завидя выходящую на улицу Найту, понял– она уже все знает. Девушка была очень бледна, ее глаза покраснели, и она с растерянным видом оглядывалась по сторонам, словно не была уверена, в какую сторону ей нужно идти. Даниил Петрович поспешил ей навстречу.

– Найта! – негромко окликнул он, и продавщица повернулась в его сторону, однако видно было, что узнала она Ольшеса далеко не сразу. Наконец в ее взгляде мелькнуло воспоминание.

– Добрый вечер… – почти шепотом произнесла она и хотела добавить еще что-то, но вдруг не выдержала и заплакала.

Ольшес крепко взял ее под руку и повлек к углу, где он оставил свою машину.

– Я… – сквозь всхлипывания пробормотала девушка, – я… не могу…

– Знаю, знаю, – сказал Ольшес. – Успокойтесь, все будет хорошо. Садитесь в машину, поговорим.

Но едва Найта опустилась на сиденье, как Ольшес увидел то, что предполагал увидеть и чего боялся. По противоположной стороне улицы им навстречу медленно полз автомобиль с затемненными стеклами…

– Пригнись! – крикнул Ольшес и, не дожидаясь, пока девушка сообразит, в чем дело, резко толкнул ее, одновременно бросая машину с места. Краем сознания он успел порадоваться тому, что не поленился слегка усовершенствовать мотор взятой напрокат колымаги. Выстрелы, разорвавшие тишину улицы, прозвучали напрасно.

Они проехали несколько кварталов, прежде чем испуганная продавщица наконец выпрямилась и поерзала на сиденье, устраиваясь поудобнее. Она бросила на Ольшеса косой, настороженный взгляд и, похоже, хотела что-то сказать, но промолчала. Даниил Петрович тоже не спешил начинать разговор. Сначала ему нужно было кое о чем подумать. Поскольку об ужине теперь не могло идти речи, Ольшес повернул автомобиль к окраине Столицы. Он решил отвезти девушку на побережье. Инспектор знал, что там ей проще будет говорить о том, что его интересовало. Дорога была неблизкой, но Найта не произнесла ни слова до тех пор, пока они не въехали в расщелину между скалистыми утесами. До песчаной полосы, в незапамятные времена избранной дарейтами для своих игр, оставалось несколько сотен метров. Тогда девушка внезапно сказала:

– Его убили из-за меня.

– Почему из-за тебя? – спросил Ольшес, не глядя на продавщицу.

– Потому что… – И Найта снова замолчала. Съехав с асфальтированной полосы, Даниил Петрович остановил машину и, повернувшись к девушке, спросил:

– Выйдем Или здесь поговорим?

– О чем нам говорить? – пробормотала она. – О чем тут вообще говорить? Его убили. Просто взяли и убили. И меня, наверное, убьют.

– Могут, – согласился Ольшес. – А потому тебе лучше скрыться.

Найта посмотрела на инспектора с откровенной насмешкой:

– Скрыться? Какой в этом смысл? Во-первых, кочевники все равно меня найдут, если захотят… им ничего не стоит купить хоть всю столичную полицию. Да и в других городах мне места не найдется… А во-вторых – скрываться-то придется всю жизнь!

Ольшес задумчиво почесал затылок, без стеснения разглядывая девушку. Она не отводила глаз, и вдруг инспектору показалось, что она смотрит сквозь его фальшивую внешность, что она видит, кто он такой на самом деле… и он, не долго думая, спросил:

– Ты знаешь, кто я?

– Знаю, – тут же ответила Найта. – Ты тот, изза кого погибла Ласкьяри.

– Откуда тебе это известно? – полюбопытствовал Ольшес.

Ответ девушки расставил все по местам. Впрочем, Даниил Петрович ничего другого и не ожидал…

35
{"b":"6","o":1}