ЛитМир - Электронная Библиотека

Снова раздался звонок. На этот раз встречать посетителя отправился Хедден, а Ольшес, помедлив мгновение, выскользнул из столовой через другую дверь. Ласкьяри проводила его задумчивым взглядом, и Елисеев отметил для себя, что Даниил Петрович и Ласкьяри явно о чем-то сговорились… и испугался. Внезапно девушка сказала:

– Меня здесь нет.

И поспешно выбежала следом за вторым помощником. В столовой остались только трое землян.

– Кто бы это мог прийти? – пробормотал Ро-синский.

В ответ на его слова открылась дверь и появился Гилакс. За ним с растерянным видом вошел Хедден.

– Доброе утро, господа, – холодно поздоровался Гилакс.

– Здравствуйте, – сказал консул. – Господин Гилакс, вы явились сюда как официальное лицо?

– Да.

– В таком случае позвольте задать вопрос.

– Слушаю вас.

– Скажите, господин Гилакс, почему нас не поставили в известность о предстоящем празднике? И почему нас никто не предупредил, что в первый день праздника нельзя выходить на улицу?, – Это недосмотр прежнего кабинета, – ответил Гилакс, натянуто улыбаясь. – А я прибыл как раз для того, чтобы принести вам извинения нового правительства по этому поводу.

– Благодарю вас, – сказал консул. – Теперь все ясно. В таком случае у нас нет никаких претензий.

– Кроме того, я уполномочен передать вам предложение нового Правителя.

– Мы с удовольствием выслушаем вас. За спиной Гилакса в проеме двери бесшумно возник Ольшес. Почему-то он надел куртку, и Елисеев машинально отметил это обстоятельство. А за спиной Ольшеса в полутьме коридора появилась тонкая фигурка Ласкьяри. Гилакс продолжал:

– От имени нового Правителя Тофета я хочу предложить вам сотрудничество не только в области культуры. Мы… э-э…

Гилакс замялся под пристальными взглядами землян, и даже его великолепная наглость не помогла ему преодолеть смущение. На него смотрели так, что он почувствовал себя последней букашкой.

Елисеев закончил мысль Гилакса:

– Вы хотите, чтобы мы привезли вам оружие.

– Да, – встряхнулся Гилакс. – И вы его привезете.

– Вы в этом уверены?

– Безусловно…

– Позвольте поинтересоваться, на чем основана ваша уверенность?

Гилакс ухмыльнулся, обвел взглядом присутствующих, и вдруг словно что-то толкнуло его – он обернулся. И увидел позади Ольшеса. Ласкьяри он заметить не успел – девушка отступила в глубь коридора, растворилась в темноте… но какой-то намек на движение отпечатался в сознании Гилакса, и он спросил:

– У вас здесь кто-то посторонний?

– Почему вы так решили? Гилакс не ответил. Он подошел к двери и всмотрелся в неосвещенное пространство. Но, похоже, ничего подозрительного он там не усмотрел, потому что вернулся в центр комнаты и сказал резким, неприятным тоном:

– Наша уверенность основана на том, что вы – здесь, в наших руках, и уйти вам не удастся… – Вот как? – поднял брови Елисеев. – Вы это. точно знаете?

Гилакс фыркнул, как рассерженный кот, прищурился и заявил:

– Разумеется, я это знаю точно. И должен предупредить, что времени на размышления у вас осталось не так уж много. Ровно в полдень кочевники зажгут на площадях костры из травы pop, и…: – И сразу ощутят, что мы замыслили зло против вашей планеты? – перебил его Ольшес. —

А вам не кажется, что такому цивилизованному государству просто не к лицу средневековые методы избавления от неугодных людей?

– Это не ваше дело, – огрызнулся Гилакс. – Но вот как вы об этом узнали – я должен выяснить.

– Я им все рассказала, – раздался голос Лас-кьяри, и Гилакс чуть не подпрыгнул от неожиданности.

Ласкьяри вошла в столовую, спокойно обогнула Гилакса и, остановившись возле Елисеева, тихо сказала:

– Господин консул, теперь вы убедились, что я говорила правду?

– Ласкьяри, – сказал Елисеев, мгновенно побледнев, – вам нужно идти домой. Я вас очень прошу.

– Нет, – покачала головой девушка. – Я не уйду. Пока я здесь – они не посмеют вас тронуть.

– Вы ошибаетесь, Ласкьяри, – тихо сказал консул. – Ваше присутствие не остановит тех, кто хочет воевать. Пожалуйста, уйдите.

– Нет.

Она повернулась к Гилаксу, задумчиво осмотрела его с головы до ног – Гилакс поежился под ее взглядом – и заговорила неторопливо:

– Ну что, братец, не ожидал? Знаю, знаю, не думал сегодня встретить меня здесь. Но я пришла.

И не уйду, пока эти люди не окажутся в безопасности. А если ты захочешь помешать этому – я убью тебя. Ты меня знаешь, я слов на ветер не бросаю. Подумай, дорогой родственничек.

– Ну, хорошо, – пробормотал Гилакс, невольно делая шаг назад. – Я сейчас уйду. Но я вернусь через два-три часа, и вы должны будете мне ответить, хотите вы того или нет, – обратился он к Елисееву.

Елисеев сдержанно кивнул, ничего не говоря, и Гилакс вышел. Даниил Петрович отправился проводить его, и, пока он не вернулся, никто не произнес ни слова.

Войдя, Ольшес сказал:

– Ну что, господин консул, может быть, все-таки отправимся восвояси? А то как бы хуже не вышло.

– Право, не знаю, – ответил Елисеев в том же тоне. – Просто удирать не попрощавшись как-то некрасиво, а по-хорошему, похоже, теперь уже не уйти. Неужели придется с ними драться?

– Для начала, я думаю, нужно все-таки позвонить новому Правителю, – предложил Росин-ский.

– Он не станет с вами говорить, – тихо произнесла Ласкьяри.

– Почему?

– Не станет – и все. Впрочем,, попробуйте.

Ольшес подошел к телефону, набрал номер и тут же включил экран. Елисеев изумленно посмотрел на второго помощника, но тот сделал вид, что ничего не заметил. Росинский хотел выключить фо-нопт, но Ольшес отвел его руку, сказал:

– Ничего, ничего. Девочка им не расскажет. Ласкьяри не отрывала взгляда от экрана, и на ее лице было такое странное выражение, что Елисеев, тяжело вздохнув, сказал:

– Видите ли, Ласкьяри… Мы, конечно, напрасно не поставили вас в известность о возможностях нашей техники, но…

– Молчите, – оборвала его девушка. – Незачем вам оправдываться. Во всяком случае, передо мной.

Во дворце наконец сняли трубку, и на экране сразу возникло перекошенное злобой лицо Гилакса.

– Дворец Правителя.

– Господин консул Земной Федерации хотел бы поговорить по служебному вопросу с Правителем Тофета.

– Господин Правитель занят.

– Могу ли я узнать, когда он освободится?

– После полудня. – И Гилакс бросил трубку. Изображение на экране исчезло.

– Вот видите, – прошептала Ласкьяри. – После полудня…

– Ну что, ж, – сказал Елисеев, – начнем сборы?

– Ничего более разумного я не слышал в последние дни, – съязвил Корсильяс. – Наконец-то нас вынудили форсировать мыслительный процесс. И результат налицо.

– В таком случае, – не остался в долгу Елисеев, – вам я поручаю самую умственную деятельность. Займитесь уничтожением фонопта и киберов.

– Вот те здравствуйте, – возмутился Корсильяс. – Это вы мне предлагаете молотком поработать?

– Именно.

– Начальству не перечат, – пожал плечами Корсильяс и отправился на поиски молотка или чего-нибудь такого, что могло бы его заменить.

– Господин консул, вы хотите разрушить здесь все? – спросила Ласкьяри.

– Да, девочка. Мы не можем оставить это. Не имеем права.

– Я понимаю, – прошептала девушка. – Но как жаль…

– Ничего, вы еще додумаетесь и до таких вещей, и до гораздо лучших.

– Я не об этом.

– А о чем же?

– Не знаю, как это сказать… Жаль ваших трудов. Жаль, что такая техника должна быть просто сломана. – Бывает и хуже. На этот раз Ласкьяри промолчала.

Через полтора часа сотрудники консульства Земной Федерации были готовы к тому, чтобы навсегда покинуть государство Тофет и планету Ауяну. Но за эти же полтора часа обстановка вокруг здания консульства изменилась. Толпа кочевников теперь бурлила на площади, и сад консульства тоже был полон людей – и выйти незаметно оказалось уже невозможно… Ольшес несколько раз спускался к дверям, выводящим в сад, – нет, кочевники не собирались уходить. Наоборот, похоже было на то, что они расположились в саду всерьез и надолго. От выхода до автомобиля было всего полтора десятка шагов, но как пройти их не вызвав конфликта? К тому же и у задней двери откуда-то появился солдат с автоматом на изготовку…

28
{"b":"6","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Императорский отбор
Школьники «ленивой мамы»
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Лбюовь
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Стратегия жизни