ЛитМир - Электронная Библиотека

Дети и думать не хотели о том, что их может отнести слишком далеко течением, что они разминутся с кораблем… ничего такого просто не могло случиться, в это они верили твердо. Ведь они делали лишь то, что подсказали им дарейты.

Они вдвоем легко справились с узлами, потом Орс спрыгнул в лодку, и Анораль, передав ему мешок, спустилась следом. С трудом подняв тяжелое весло, Анораль оттолкнула лодку от пирса.

…Тихий плеск волн успокаивал, навевал сон. На черной воде дробились в бисерные нити отражения далеких звезд, шум поселка утих вдали, лодка мягко покачивалась, послушно двигаясь вслед за течением – и дети незаметно для себя задремали.

Проснувшись, Анораль не сразу поняла, где она находится. Девочка села и посмотрела вокруг. Но увидела лишь высокие борта лодки.

Анораль тихо вскрикнула, и тут же лежавший рядом Орс поднял голову и потер кулачками сонные глаза.

– Эй…

Анораль вскочила на ноги, но в это мгновение лодку качнуло чуть сильнее, и девочка снова шлепнулась на дно, прямо на Орса. Но она успела заметить…

– Орс! Корабль близко!

Дети забарахтались, торопясь встать, но это им удалось далеко не сразу. Однако через несколько секунд они все-таки уже вскочили на банку и отчаянно замахали руками, крича:

– Подберите нас! Подберите нас!

Огромный корабль шел под всеми парусами. Едва начавшийся рассвет окрашивал его в золотые и розовые тона, и Анораль показалось, что это не просто корабль, а обиталище нежных фей, спешащих к ней на помощь…

Конечно, с такого расстояния никто не мог услышать их криков, но команда давно уже заметила лодку, болтавшуюся прямо по курсу. А теперь вдруг в ней возникли двое малышей…

Не прошло и четверти часа, как Анораль с братом очутились на борту.

Вместо фей и эльфов детей окружили дюжие бородатые матросы, изумленно таращившие глаза на хрупкую девочку и тощего мальчишку. Но вот они расступились, и дети увидели высокого широкоплечего человека в малиновом с золотом камзоле, в кружевной рубашке, в белоснежных брюках, заправленных в алые сафьяновые сапоги… Анораль, подняв голову, всмотрелась в его лицо. Нет, это был не тот, кого она видела в своих снах. Но глаза у него были добрые, веселые…

– Ты – капитан? – спросила девочка.

– Угадала, пташка, – ответил тот раскатистым басом. – А ты кто такая?

– Я – дочь племени ларитов, – с достоинством ответила Анораль. – Но мы с братом попали в беду… Ты нам поможешь?

– Постараюсь, – ухмыльнулся капитан, поглаживая яркую каштановую бородку. – Только прежде мне надо узнать, что, собственно, произошло.

Дети переглянулись. Орс кивнул. Анораль снова заговорила:

– Конечно, мы тебе все расскажем. Но… ты не дашь нам сначала чего-нибудь поесть? Наш мешок в лодке остался…

Матросы радостно заржали. Капитан фыркнул и, чуть повернув голову вправо, приказал кому-то:

– Отведите на камбуз, искупайте, накормите, а потом – ко мне.

,

В то же мгновение детей подхватили огромные – загорелые руки, и не успели они опомниться, как их обоих уже принесли на камбуз, раздели и окунули в лохань с теплой мыльной водой.

А чуть позже, отмытые до блеска и накормленные до отвала, дети очутились в капитанской каюте.

Но, хотя тетушка и племянник и не сговаривались ни о чем и вполне доверяли капитану, они, рассказывая ему историю своей короткой, но уже. такой запутанной жизни, почему-то ни словом не упомянули о дарейтах.

Глава 11

Йинор считал, что устроился он совсем неплохо. Конечно, кто-то мог счесть его бедняком, но он ведь и не стремился к большому богатству и роскоши. Ему это было просто не нужно. Своими рисунками и резными фигурками из дерева он зарабатывал достаточно, чтобы не думать о необходимом. Он даже купил крошечный домик неподалеку от порта – ведь его суженой нужно было где-то жить. Вот только она все не появлялась и не появлялась… Ну, терпения Йинору было не занимать. Он знал, что она все равно придет.

Шли дни, проходили месяцы. Йинор встречал в порту каждый корабль, каждую шхуну. Он расспрашивал моряков о девочке с медовыми волосами. Но никто ничего не мог ему рассказать. Однако Йинор и не думал отчаиваться. Он просто ждал, не сомневаясь, что выбрал нужный город и нужный порт. Ведь он по-прежнему видел те самые сны…

…Ив этих снах девочка играла со странными многоногими —чудищами. Они резвились на золотистом песке, а неподалеку от них набегали на берег веселые пенистые волны. Девочка о чем-то говорила с чудищами, и они понимали ее, а она понимала их, и им было так хорошо вместе… А потом Йинор видел девочку в богатом селении, где по улицам бродили причудливо одетые пьяные люди – пьяные мужчины, пьяные женщины, пьяные дети и дряхлые старики… И нежная девочка с медовыми волосами казалась среди них пришелицей из другого мира – из непонятного мира добродушных морских чудищ, готовых день напролет кувыркаться на светлом песке, развлекая свою хрупкую подружку…

И еще Йинор видел худого, изможденного человека, карабкающегося по прибрежным утесам, чтобы там, наверху, на гладких плоскостях нависающих над морем камней, рисовать загадочные картины. Он изображал фигуры, в которых смешивались черты обычных людей – и морских многоногих чудищ… Эти фигуры танцевали на скалах, глядя на бесконечное море, а изможденный художник спускался вниз и говорил с чудищами, и пытался понять, что они хотят рассказать ему о своей жизни, о своем прошлом – но не понимал… И сам Йинор тоже не понимал, что произошло с многоногими. Он лишь знал, что им приходится нелегко. Потому что они – слишком далеко от своей родины. Но где эта родина?..

Впрочем, морские звери не слишком интересовали Йинора. Он ждал…

Но вот однажды, зайдя пообедать в портовую таверну, он услышал за соседним столом странный разговор. Говорили между собой четверо рыбаков, прибывшие, судя по одежде, издалека. Едва Йинор уловил, о чем идет речь, как сразу насторожился и стал внимательно прислушиваться. Ведь рыбаки рассуждали о тех самых чудищах, которых Йинор видел в снах и которые были друзьями его девочки…

– …Ну да, те самые, у Желтого залива.

– И все померли?

– До единого! В окрестных степях говорят, что это морские звери на них мор наслали.

– Да им-то зачем?

– А затем, что лариты с них жемчуг без конца требовали, перламутр, вообще за их счет жрали да пили.

– Ну, перестали бы им приносить, и всех дел!

– Не могли, говорят. Шаман у тех ларитов был уж так силен, что одолел зверей своими заклятьями. А теперь вот они и с шаманом, и со всем племенем расправились. Вот еще говорят, правда, что какие-то дети оттуда сбежали. Могут по всем побережьям заразу разнести.

– Ну, если это насланный мор, ничего он не разнесется.

– Как знать, как знать…

Но тут к столу рыбаков подошла толстая подавальщица с горой мисок и тарелок на огромном подносе, и компания занялась едой, забыв про чужие беды.

А Йинор встревожился.

Он ни на мгновение не усомнился, что рыбаки говорили именно о его девочке с медовыми волосами. Это она сбежала из погибшего селения пьяных злых ларитов. Рыбаки сказали – «дети»… значит, она ушла не одна. Но где же она теперь? Нет, Йинор не верил, что и она тоже погибла от загадочной болезни. Ведь морские звери любили ее. И она, конечно, жива. Но если весть о гибели далекого селения уже разнеслась по степям и побережью, значит, случилось это не вчера. Куда же она подевалась?..

Что могло с ней случиться?

Несколько дней Йинора преследовали мысли об опасностях, которым может подвергнуться беззащитный ребенок. В мире слишком много недобрых людей, думал Йинор, и кто знает, с кем она столкнулась, уйдя из родного селения… Йинор похудел от волнений, осунулся, он не мог ни есть, ни спать… но когда наконец в одну из ночей он забылся сном, ему приснилось…

…Великолепный корабль несся под всеми парусами, залитый радостным светом дня… крепкие матросы уверенно управлялись со снастями, богато одетые люди гуляли по палубам… а на мостике, рядом с красавцем-капитаном, стояли двое детей… маленький мальчик и девочка с медовыми волосами… и они отнимали друг у друга блестящую подзорную трубу, а капитан смеялся, глядя на них… и все вокруг светилось добротой и счастьем… Х

13
{"b":"6","o":1}