ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Богиня по выбору
World of Warcraft. Последний Страж
Рыцарь Смерти
Дело о бюловском звере
Душа в наследство
Любовь колдуна
Страна Лавкрафта
На струне
Скандал в поместье Грейстоун

========== Часть 1 ==========

— Мне кажется, это выглядит глупо, — Юджин наконец решился высказать свое мнение.

Веенстра скривился, но промолчал, разглядывая себя в большом ростовом зеркале. С тех пор, как из Империи пришло указание явиться для доклада, он не находил себе места. Йору тоже нервничал, но не так сильно.

— Не вижу смысла переживать заранее.

— Тебе хорошо, — Веенстра оторвался от созерцания своего отражения, — у тебя только ворот расстегнут, а я…

Юджин опустил голову. Непонятные ему правила и странные традиции оказывались сильнее здравого смысла: метка должна быть обязательно на виду, а раз она располагалась на ноге, то мужу пошили весьма своеобразную форму, к которой он и пытался привыкнуть уже не первый день.

— Это глупо, — повторил Юджин.

— Да что б ты понимал, — процедил сквозь зубы Веенстра и одернул юбку — сколько ни убеждай себя и окружающих, что это килт и символ мужественности, а на поверку все одно — юбка.

— Я, может, и не понимаю ничего в ваших заморочках, но в таком виде над тобой будут смеяться. Как пить дать будут смеяться. И показывать пальцем.

— Над нами, — поправил Йору. — Будут смеяться над нами. Вернее упражняться в остроумии.

— И какой смысл?

— Что, прости? — Йору, видимо, уловил мрачную решимость Юджина идти в этом вопросе до конца.

— Выставлять себя на посмешище в таком виде. Явиться на какой-то там суперприем в высшее общество в сланцах на голых ногах и юбке — это же нарушение традиций?

Йору задумчиво кивнул, тут же пихнув локтем в бок Веенстру, чтобы молчал.

— Ну и какая разница, как нарушать эти ваши гребаные традиции? Надень обычную форму. И сделай лицо вот как сейчас.

— Есть неписаные правила… — Веенстра упрямо выдвинул челюсть вперед и ожег Юджина взглядом.

— Угу, а если бы я тебя за задницу укусил?

Йору захлебнулся воздухом и долго кашлял, а потом сквозь слезы и нервную икоту сказал:

— Он прав. Есть традиции, а есть обстоятельства. Нет смысла выставлять себя на посмешище больше, чем того требует ситуация.

Веенстра молчал. Покачивался с пятки на носок и обратно, разглядывал себя в зеркало и не произносил ни слова. Можно было бы подумать, что досужие разговоры его не волнуют, если бы не нервно подергивающийся хвост. Сзади килт ходил ходуном, выдавая нервозность. Юджин прислушался к себе — эмпатия, развившаяся в браке, кричала о нестабильном состоянии Веенстры, хотя тот и старательно контролировал эмоции.

— Я не поеду, — вдруг произнес Веенстра. — И вас не пущу. Кстати, атмосфера в имперской столице крайне вредна для хрупкого здоровья человека.

— Брось, — Йору присел на ручку кресла. — Глупо же упускать возможность поразвлечься. Показать замшелым чинушам и тепличным отпрыскам родовитых фамилий, что их мнение ничего не значит? Сделать так, чтобы они завидовали…

— Да уж, обзавидуются!

— Чтобы рвались приехать на Землю и найти себе пару из местных, — Йору мечтательно закатил глаза.

— А мы объявим карантин, — буркнул Юджин, которому идея не показалась заманчивой. — И пусть они сидят и сдают анализы до скончания века.

— Точно! Три года им покажутся вечностью, — обрадовался Йору, а Юджин пожалел, что до конца столетия осталось не так много времени — иногда привычные фразеологизмы воспринимались мужьями буквально.

Веенстра снял свой провокационный наряд и, сверкая ягодицами, ушел в ванную. И запер дверь. Йору, с энтузиазмом поглядывающий на эту демонстрацию, печально вздохнул. Юджин едва заметно пожал плечами: что тут поделаешь, видимо, хочет побыть один.

— Как думаешь, ты справишься? — Йору подошел ближе и заговорил совсем тихо. — Будет тяжело.

— Я буду хранить высокомерное молчание, — заверил Юджин. — Сам знаешь, не мастер я изящной словесности.

Йору улыбнулся и заговорщицки подмигнул, притягивая его к себе.

— Подразним нашего сердитого недотрогу?

Юджин едва слышно фыркнул, соглашаясь. Пожалуй, это было хорошее решение: Веенстру действительно стоит отвлечь от переживаний. В конце концов, из них троих хуже всего именно Юджину — полная неизвестность и неуверенность в себе. Он порой даже удивлялся, что не ощущает дикого мандража, который вполне обоснованно должен был овладеть им при известии о поездке. Наверное, так работала связь, но уточнять он не собирался.

Веенстра бесшумно появился, едва спина Юджина коснулась прохладного шелка простыней. Йору на мгновение замер и устроился рядом, продолжая прерванные ласки. Хорошо, что в постели их противоречия сглаживались. Это была последняя связная мысль Юджина, прежде чем ему стало совсем не до размышлений.

— Это животное придется оставить здесь, — лежащий в постели Веенстра спихнул Смузи на пол.

— Никогда, — Юджин сел и поморщился: два захода практически без перерыва, отозвались тупой ноющей болью — бороться за ведущую роль сегодня было бессмысленно. — Или со Смузи, или без меня!

— Уймись! — Рявкнул Веенстра, на секунду Юджин испугался, что этот окрик адресован ему, но муж дернул ногой и продолжил: — Наглое животное!

— Кис-кис, иди сюда, моя радость, — проворковал Юджин, — иди, я тебя поглажу. Смузи хочется ласки, а ты…

Веенстра нахмурился, потом фыркнул — проклятая связь донесла, что на самом деле чувствовал Юджин.

— Ладно, — уже миролюбиво произнес Веенстра, — возьмем с собой. Только я понятия не имею, как эта тварюшка перенесет перемещения в гиперпространстве.

— Ну, раз мы перенесем, то и Смузи сможет. И не надо его так называть!

— А ты, — Веенстра повернулся к непозволительно веселому Йору, — предатель. Мог бы и поддержать. Теперь всю дорогу в одной каюте с котом мучиться.

— Для этого котика все самое лучшее, — Йору усмехнулся, и было сложно понять, кого он имеет в виду: Смузи или все-таки Юджина. — Я оплачу отдельную каюту.

— Имперский военный крейсер! Какую каюту ты оплатишь?! — Веенстра вскочил, его хвост бешено метался из стороны в сторону.

— Тем проще. Распорядишься сам, пусть выделят, — Йору прижал к матрасу изготовившегося к прыжку Смузи.

Веенстра что-то неразборчиво пробормотал и хлопнул дверью. В душе полилась вода.

— Смузи можно в переноску сажать, — неуверенно предложил Юджин. Идея ему самому не очень нравилась, но и раздражать мужей сверх всякой меры в его планы не входило.

— Не бери в голову, — отмахнулся Йору. — У Веенстры достаточно власти, чтобы получить в свое распоряжение половину корабля. Просто он не любит пользоваться привилегиями. Служака, что с него взять. С низов поднимался. Аскетизм у него в крови.

Юджин усомнился. Обычно у тех, кто прокладывал себе путь самостоятельно, проявлялась неуемная тяга к роскоши и комфорту. По крайней мере, на Земле так и было.

— Его родители, насколько я знаю, не решились взять на себя ответственность по воспитанию. Ребенок рос в кадетском корпусе лет с пяти, а там умеют привить правильные ценности.

— А ты? — Юджин задумчиво смотрел на Йору. Они с Веенстрой на самом деле были очень разными, и вот сейчас приоткрывалась завеса над этой тайной.

— Я? Семья не допускала и мысли, что не справится. Отец дрессировал, а дед немного баловал, — Йору мечтательно улыбнулся. — Когда находил время, конечно.

— А Веенстра что, был трудным ребенком? Почему семья не справилась? — Юджину стало жалко того маленького мальчика, которого оторвали от любящих родителей и который…

— Справился с трудностями, — Веенстра вышел из душа. — Нехорошо обсуждать мужа в его отсутствие, не находите?

— Мы не обсуждаем, — запротестовал Юджин. — Просто я пытаюсь получше узнать вас обоих.

— Слушай больше этого фанфарона, — Веенстра бросил насмешливо-презрительный взгляд в сторону Йору, который ухмыльнулся в ответ и прижал к себе недовольного Смузи.

— Тогда сам расскажи, за что тебя сдали в государственное учреждение, я все равно таких подробностей не знаю.

— Что значит за что? Стандартная же практика, чтобы вырастить достойного гражданина. Не все могут, знаешь ли, специально получать образование, чтобы грамотно воспитывать ребенка и брать на себя ответственность за него. У нас были очень хорошие педагоги и психологи. И воспитатели знали свое дело. Мне не за что осуждать своих родителей. Мне дали прекрасный старт, и я оправдал их доверие.

1
{"b":"584633","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тобол. Мало избранных
Человек, упавший на Землю
Павел Кашин. По волшебной реке
Смотри в лицо ветру
Секрет индийского медиума
Мне сказали прийти одной
Марта и фантастический дирижабль
Дама сердца