ЛитМир - Электронная Библиотека

МИКАЭЛЬ. НА ОСТРИЕ РАЗУМА И ЧУВСТВ.

КНИГА: 1

ДИЛОГИЯ: САН

АВТОР: АЛЯБЬЕВА АНГЕЛИНА

.

Основано на реальных событиях.

Ее история начинается с одной строчки и заканчивается одной фразой.

Начало ее - влюблённость, а конец - любовь!

Когда сердце хочет любить, оно будет любить, несмотря ни на что. Когда оно хочет поделиться любовью, ему приходится...труднее всего.

Сердце никогда не понимает, что любить нельзя, потому что именно разум отвечает за сознание собственных действий, но он отключается.

Любовь - это вихрь!

Любовь - это буря!

Любовь - это то, что приносит самую большую боль, несмотря на многие противоречивые факты!

Любовь не прекрасна, как говорил ОН, наоборот, это то чувство зависимости, без которого уже невозможно прожить, стоит лишь его познать.

Любовь - это то чувство, без которого жизнь теряет смысл, но хуже всего осознавать, что тот, кого так самозабвенно любишь, никогда...не полюбит тебя! Нет ничего ужаснее, чем понимание того, что ты имеешь право говорить с этим человеком на все темы, знать, что он твой друг, но о своих чувствах должна молчать.

Табу. Вето. То, что способно разрушить отношения и вычеркнуть понятие "дружба". Любить нельзя, дружить, и запятая была поставлена в том месте, где безжалостно поставил её ОН!

Любить нельзя дружить...

Микаэль.

Имя, с которого и началась странная история любви одной семнадцатилетней девушки и тридцатипятилетнего мужчины!

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Случайностей не бывает, все происходит так, как велит Господь Бог, сводя незнакомых людей при разных обстоятельствах

Когда началась эта странная история, которая перевернула мою жизнь? Неизвестно. Случилось ли это в первую встречу или намного позже, когда она окунулась в сказку, отказавшись добровольно от реальности? Неизвестно. Наверное, точную дату сказать сложно, но первая встреча запомнится навсегда. День и месяц отпечатались не в памяти, а в месте, которое люди называют душой.

Прежде чем попасть в сердце, человек входит в душу.

Нет ничего дороже, чем душевная связь, но как только в нее вмешиваются сердечные дела, то все идет наперекосяк.

Лина Альби нервно поглядывала на расслабившуюся и сидящую на пассажирском заднем сидении мать и глубоко вздохнула. Несмотря на то, что ей три месяца назад исполнилось семнадцать лет, она до ужаса боялась стоматологов. Настолько сильно, что с трудом подавляла желание сорваться с места и бежать без оглядки, но перспектива провести еще одну бессонную ночь, корчась от зубной боли, вовсе и не радовала ее.

Странно, почему с утра девушку не покидало странное ощущение, будто что — то должно произойти. Детские страхи не покидали ее, возможно, поэтому и просыпались эти непонятные предчувствия.

- Мы приехали, - сообщила ей мать, когда белоснежный «лексус» плавно притормозил около небольшого здания. В коричневых тоннах с бросающейся взору вывеске. «DR. SOGOMONI”.

По непонятным причинам эта клиника считалась одной из лучших в Англии, невзирая на то, что она находилась в многоэтажном жилом здании, причем вряд ли оснащенная современным оборудованием. А, возможно, дело в обаятельном докторе, который по совместительству приходился матери Лины близким другом.

- Мам, может, лучше в следующий раз? - слабо попыталась возразить Лина, мысленно уже соглашаясь принимать вечером обезболивающие. - Ты же сама говоришь, что Эдуардо уехал к другу. Для чего рисковать и идти к незнакомому стоматологу?

- Перестань, Эдуардо хвалил Микаэля, как прекрасного специалиста, - не желала слушать никаких возражений ее мама. Вот в чем они с ней абсолютно сходились. Упертость. Рина Салли — известный в Италии адвокат, не проигрывающей ни одного дела, прославившаяся и за пределами родной страны, часто уступала родной дочери. Не находила порой аргументов, чтобы противостоять напору Лина и сдавалась, может, из — за безумной любви к единственному ребенку или из — за того, что видела в ней собственное отражение. Однако в данной ситуации сама Лина колебалась, поэтому противостоять, по сути, верному решению матери глупо. Для ее же благо, а не для забавы привели к стоматологу. Будто лично и добровольно отдают Дьяволу, чтобы мучительно пытал, проводя через круги ада зубной боли.

Как только они вошли в небольшое помещение, где всего два кабинета и стойка, Лина удивилась, что никого нет, кроме парня, опустившего голову и сидевшего на месте администратора. Ни пациентов, ни суеты, ни врачей. Тишина. Не то, чтобы она — частый пациент в больницах, тем не менее она привыкла к столпотворению в подобных местах.

Он сразу поднялся при виде их, но Лина мельком глянула на него. Даже не рассматривая, кинула дежурное «Здравствуйте» и начала снимать шубу. Отметила лишь, что он, похоже, обыкновенный итальянец. Внешне. Может, и нет...Необходимо перестать бояться и обрести контроль над эмоциями, а не впадать в панику.

- Здравствуйте, - глубокий бархатный баритон с едва различимым акцентом, почти незаметным, но голос мягкий и не сиплый. Негромкий, в то же время проникновенный, словно ласкающий слух. Приятный тембр.

- Мы назначены к Микаэлю, - сообщила мама, пока я надевала бахилы, сидя на краю дивана, продолжая игнорировать его.

- Подождите минутку, – попросил он и вошел в противоположный кабинет, хлопнув дверью.

- Симпатичный парень, да? - обратилась к ней мать, и Лина недовольно хмыкнула.

Меньше всего Лина собиралась оценивать и любоваться им, учитывая, что она недолюбливала итальянцев. Пусть в ее жилах течет, кроме американской крови, бурная итальянская кровь, однако Лине нравился больше восточный типаж, например - арабский

А теперь было интересно познакомиться с Микаэлем Клечани. Молодой он или нет, как выглядит, ведь в Интернете о нем ничего не написано, точнее Лина не нашла информацию, в отличие от Эдуардо, охотно рекламирующего свою деятельность. О Микаэле несколько строчек на типичных сайтах. За исключением работы у Эдуардо Согомонини он так же подрабатывал в городской центральной больнице. Все. В современном мире, где о каждом можно прочитать, этот мужчина оставался в тени. Откуда взялось это непонятное желание узнать о нем?..

- Перестань, - отдернула Лина маму, - Ты никогда не видела Микаэля?

- Когда Эдуардо лечил мне зубы, то он был в другом кабинете, - ответила женщина. - Тоже итальянец, да у Эдуардо все врачи итальянцы.

Удивительно! Открыв стоматологическую клинику в Лондоне, Эдуардо Согомонини выбирал врачей, относящихся исключительно к его нации, получается?..Чистой воды расизм!

- Он, наверное, страшный? - на ухо прошептала Лина - Такой же лысый, как твой Эдуардо!

- Не помню я, как он выглядит, я его не разглядывала особо, но не страшный.

- Если он захочет удалить мой зуб, то точно станет страшным, - по ее мнению, достаточно удачно пошутила Лина. Почему неприятности всегда поджидают ее там, где она меньше всего надеется их встретить? Вместо того, чтобы наслаждаться долгожданными зимними каникулами, она вынуждена проводить время в стоматологии. В нелюбимом с детства месте. Оставалось верить, что лечение продлится несколько дней, и остальные две недели Лина проведет дома, прежде чем вновь приступить к подготовке к экзаменам. Последний экзамен, и она получит заветный документ, подтверждающий, что Лина Альби — магистр английского языка.

Внезапно дверь открылась, и на пороге появился высокий широкоплечий мужчина, половина лица которого была скрыта маской. И Лина внимательно оглядела его, подчеркнув стройность и подтянутость фигуры в медицинской форме, рубашке с короткими рукавами и брюками. Не атлет или мускулистый греческий бог, но достаточно поджаристый, может, немного худощавый мужчина, но он ровно и гордо держал осанку. Черные волосы зачесаны назад, открывая его лоб. Густые темные брови, слегка приподнятые. И глаза…

1
{"b":"582875","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мститель. Долг офицера
Каждому своё 3
Перстень Ивана Грозного
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Три факта об Элси
Ж*па: инструкция по выходу
Служу Престолу и Отечеству
Лес тысячи фонариков
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее