ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я всегда считал, что только преступники ищут убежища в святом месте.

– Два бифштекса, шеф. Непрожаренных. И зеленый салат с укропом для мисс Бретт, – сказала Дженис. – Если она регулярно будет обедать здесь, это неплохо скажется на бизнесе.

Дженис исчезла с тарелкой салата.

– Может, вывесить плакат? – сказал Джон. – «Обедайте в „Павильон-ресторане“ вместе со звездами „Залива каникул“». Или не обедайте, – добавил он, лукаво глядя на Физз.

– Я не избегаю Мелани.

– Я этого и не говорил. – Он взял огромный нож и достал из холодильника два бифштекса. – Хотя я рад, что ты зашла. Я как раз собирался поговорить с тобой. А так мы сможем пообедать вместе. Я уже открыл бутылку из своего особого запаса.

Я надеюсь, это не означает, что ты что-то празднуешь. Ты ведь не собираешься подавать заявление об уходе, Джон?

Окунув бифштексы в растопленное масло, Джон положил их на противень. Затем принес бутылку красного бордо, которую откупорил заранее, чтобы выпить в часы относительного затишья после половины второго, когда уже поздно заказывать обед, но еще рано думать о чае. Он налил Физз бокал. Вино было теплым, густого темно-красного оттенка.

– Ну, что скажешь? – спросил он, перевернув бифштексы и несколько секунд спустя положив их на тарелку.

Физз покорно отпила глоток.

– Распробуй как следует, – посоветовал Джон.

Замечательно. Очень согревает. Дженис забрала бифштексы, пробормотав что-то себе под нос. Физз отпила еще один глоток вина.

– Что тебе приготовить? Вырезку из барашка? Куриную грудку? Есть свежий палтус.

– Ничего. Правда. Я не голодна. Давай поговорим.

Это не срочно, может подождать.

– Лучше скажи мне самое худшее, Джон.

Он принес еще один стул, налил себе вина и некоторое время наслаждался его вкусом.

– Дядя привез мне ящик такого вина на прошлой неделе.

Дядя. Опять дядя. Ее уже просто тошнило от этого.

– Поздравляю тебя с удачными родственными связями.

– Он виноторговец. Мать сказала ему, чтобы он заехал и дал мне взглянуть на список того, чем он торгует. Он был приятно удивлен этим местом. Наверное, до этого он думал, что я продаю гамбургеры и пиво.

Физз отпила еще один глоток вина дяди Джона. Оно действительно было очень хорошим.

– Он остался пообедать. За счет заведения, конечно. В обмен на вино.

– Конечно. Надеюсь, ему понравилось?

– Да, очень. Ему настолько понравилась моя кулинария, что вчера он приехал снова. Он готов одолжить мне деньги для открытия моего собственного ресторана. – Джон сделал жест, который мог означать как извинение, так и сдержанный триумф. – Думаю, через пять лет я смогу полностью с ним рассчитаться.

Ты подписал контракт на весь сезон, Джон, – напомнила Физз.

Ты станешь удерживать меня? Физз прикинула ущерб, который способен нанести рассерженный шеф-повар, и покачала головой.

– Вряд ли это разумно. Когда ты уходишь?

– Как только мы найдем подходящее помещение.

– В таком случае, мои наилучшие пожелания.

Джон ничего не ответил.

– Я, конечно, знала, что ты не задержишься здесь дольше чем на пару лет. Ты слишком честолюбив, чтобы работать на кого-то.

– Честно говоря, я сам не ожидал, что подобная возможность представится так быстро.

– Где ты собираешься искать помещение?

– Я еще не думал над этим как следует. Вряд ли ты захочешь, чтобы я был близко к Павильону.

Физз взяла в руки бутылку из особого запаса Джона.

– Давай выпьем еще по бокалу вина, – сказала она.

Вино в сочетании с двумя бессонными ночами было не лучшей подготовкой к заседанию. Но ровно в два Физз заняла свое место за столом в зале заседаний. Ей удалось сохранять осмысленное выражение лица, пока обсуждались различные мелкие вопросы. Обычно на заседаниях председательствовал Майкл, но сегодня эту роль взял на себя ее отец. Он выглядит чрезвычайно довольным собой, подумала Физз. Как кот, который съел канарейку и не был уличен в этом.

– Вы знаете, какие обстоятельства привели к выходу Майкла Харриса из Попечительского совета, – произнес Эдвард Бьюмонт, когда они дошли до этого пункта повестки дня. – Я думаю, все согласятся со мной, что нам будет очень не хватать его энтузиазма и той помощи, которую он оказывал совету с самого его основания.

По залу пробежал ропот одобрения.

– Я думаю, будет правильно, если Попечительский совет преподнесет ему памятный подарок в знак признательности, и если вы согласны, то прошу после заседания высказать мне ваши пожелания насчет подарка.

Согласие было получено, и они перешли к вопросу о том, кого следует пригласить в Попечительский совет вместо Майкла. Эдвард с доброжелательной улыбкой оглядел присутствующих.

– Мне приятно сообщить, что одна из членов нашего совета уже имеет соображения по этому поводу.

В зале присутствовали только две женщины, и, поскольку одна из них – леди Стокли, супруга депутата парламента от Брумхилла, пожала плечами, демонстрируя, что высказывать какие угодно соображения это абсолютно не ее стихия, Физз неожиданно обнаружила себя в центре всеобщего внимания.

– Что? – сказала она.

– Физз находчиво предложила новому владельцу «Харрис индастриз» занять место Майкла.

– Отличная мысль!

– Какая умница!

– А он согласился?

Пока присутствующие обменивались возбужденными возгласами, Физз сначала покраснела, затем побледнела.

Эдвард Бьюмонт сиял.

– Как я понимаю, возражений нет. Позвольте мне представить кандидата?

– Но разве мы не должны сначала обсудить его кандидатуру? – поспешно сказала Физз. – Мы мало что знаем о нем. Я действительно предложила ему это, – попыталась объясниться она в ответ на удивленные взгляды, – но он, как мне показалось, не проявил энтузиазма. Его деловые интересы распределены по всему миру. Я не уверена, что он планирует оставаться в Брумхилле длительное время.

– Девочка моя, – сказала леди Стокли с улыбкой, которую она обычно приберегала для интервью после победы ее супруга на выборах, – ты, очевидно, не слушаешь собственную радиостанцию.

– Ну, не двадцать четыре часа в сутки, – согласилась Физз и повернулась к отцу в надежде на помощь.

– Джим взял интервью у Люка во время дневной программы новостей. Видимо, в прошедшие выходные дни на фабрике были небольшие волнения, и Люк хотел, чтобы все знали, что с «Харрис индастриз» все в порядке, что никаких массовых увольнений не будет и что он собирается инвестировать средства, чтобы обновить оборудование. Он также обратился к местным властям с просьбой о выделении прилегающих к фабрике земель. Он хочет расширить парк. Похоже, он собирается сделать Брумхилл своей штаб-квартирой.

– Нет, – произнесла Физз довольно громко.

В зале воцарилась тишина. Все ждали, что она скажет дальше. Она хотела крикнуть им, что он поглотит их всех. Что он – это плохая новость. Но не смогла. Он поглотил ее. Он был ее плохой новостью.

– Нет, я не слышала этой передачи, – сказала она.

Последовал всеобщий вздох облегчения и легкий смех.

Тогда, может быть, ты внесешь предложение на голосование, Физз? – сказал отец.

Впрочем, никто не стал ждать официального представления кандидатуры, все и так было ясно. Предложение единогласно одобрили. Эдвард оглядел присутствующих.

– Единогласно? Отлично, Физз, я думаю, тебе принадлежит честь пригласить мистера Дэвлина присоединиться к нам. Он ожидает в Зеленой гостиной.

ГЛАВА 11

В ожидании, пока Попечительский совет примет решение, Люк Дэвлин медленно бродил вдоль стен Зеленой гостиной, всматриваясь в фотографии, которыми были увешаны стены.

Большинство из них изображали Эдварда Бьюмонта и Элен Френч в известных ролях по отдельности и вместе как любимый в театральном мире дуэт. На фотографиях последнего времени была Клаудия, одна или с отцом. Люк видел их в «Венецианском купце», когда они приезжали на гастроли в Австралию. Вряд ли он пошел бы на спектакль сам, но Мелани попросила его достать билеты, и он импульсивно позвонил сестре и спросил, не хочет ли она тоже пойти с ними. Пустяк, который затронул столько жизней.

48
{"b":"4","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нора Вебстер
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Не плачь
Сантехник с пылу и с жаром
Издержки семейной жизни
Бессмертный
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Богиня по выбору