ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я только хотел спросить, удалось ли тебе уже поговорить с мистером Дэвлином.

Ее отец был хорошим актером, но Физз уловила в его голосе нотки беспокойства о ней.

– Еще нет, – с наигранной бодростью сказала она. – Я думаю, мы стоим в самом конце списка его приоритетов. Я сообщу тебе, как только что-нибудь прояснится.

– Ну, все в твоих руках, Физз.

Да, подумала она, положив трубку. Это было более чем очевидно для нее. Но она не жаловалась. Отец и так уже достаточно сделал, помог ей выбраться из пропасти… Телефон зазвонил снова.

– Физз Бьюмонт, – машинально произнесла она.

– Доброе утро, мисс Бьюмонт. С вами говорит Люк Дэвлин. Отвечаю на ваш звонок.

Его голос был холодным, далеким и совсем не вдохновляющим на разговор. Он должен был знать, зачем она звонила, но он ждал, чтобы она объяснила все сама.

Физз заставила себя улыбнуться, зная, что это отразится на ее голосе.

– Спасибо, мистер Дэвлин, это очень любезно с вашей стороны, учитывая вашу занятость. Я получила ваше письмо…

– Неужели? – спокойно перебил ее он. – Это странно. Я не помню, чтобы писал кому-нибудь по имени Физз Бьюмонт. Маловероятно, что я мог забыть такое необычное имя.

Физз готова была ударить себя. Вместо этого она заставила себя рассмеяться, вознаграждая его за остроту.

– Разумеется, я имею в виду письмо, которое вы направили моему отцу. Так как я менеджер радиостанции и занимаюсь финансовыми вопросами, он, естественно, передал письмо прямо мне.

– Понимаю.

В это слово было вложено многое – то, что ее отец проявил невежливость, переадресовав письмо своей подчиненной. Что он, Люк Дэвлин, не привык иметь дело с девчонками, когда речь идет о бизнесе. И еще что-то, что она не смогла распознать.

Физз подавила смех. Было ясно, что это не производит на него впечатления.

– Мой отец сейчас занят постановкой спектакля в городском школьном театре, а также другими неотложными делами. Он предпочитает передавать все финансовые дела мне.

– Даже когда они касаются судьбы радиостанции? Могу я предположить, что он несколько расслабился благодаря избыточной спонсорской поддержке?

И опять в его голосе прозвучало снисходительное превосходство. Физз почувствовала, что ее щеки медленно заливает гневный румянец.

– Он глубоко озабочен судьбой «Павильон-радио», мистер Дэвлин. Он может прийти и предстать перед вами в убедительном образе властного делового магната, если вы считаете, что это необходимо. Но это будет только спектакль. Не более. Он оказал вам честь, предположив, что вы захотите иметь дело с человеком, который действительно понимает, о чем идет речь.

– А вы понимаете?

Физз снова уловила скрытый подтекст в его вопросе. Она озадаченно нахмурилась, сдвинув вместе тонкие изогнутые крылья бровей, но он не дал ей возможности подумать об этом.

– Ну, раз вы заявили о себе как о человеке, который будет вести переговоры, мисс Бьюмонт, то приступайте к делу. Прошу вас быть в моем кабинете в двенадцать часов.

– В какой день? – спросила она с исключительной вежливостью.

– Сегодня, мисс Бьюмонт. Если бы I я имел в виду другой день, я бы сказал об этом.

Произнеся это, он повесил трубку. Физз трясло. Все это было чересчур для прямого и честного разговора с открытыми картами. Ясно, что Люк Дэвлин хотел говорить с ее отцом и не воспринимал ее всерьез. Она открыла было рот, чтобы высказать окружавшим ее четырем стенам все, что она думает о мистере Дэвлине, но передумала и положила трубку. У нее нет времени на подобную чушь. Уже почти одиннадцать, а кольцевая дорога в это время дня обычно забита машинами.

И ей еще надо переодеться.

Она была одета так, чтобы не замерзнуть в своем холодном кабинете на крыше старого Зимнего сада, куда почти не доходило тепло от отопительной системы. На ней были плотные вельветовые брюки, фланелевая рубашка и толстый шерстяной свитер с обтрепанными манжетами, который она купила на толкучке за пятьдесят пенсов. Пока она сидела в своем кабинетике в дальнем конце пирса, ее эскимосское одеяние не видел никто, кроме сотрудников радиостанции, которые привыкли к нему; но вряд ли этот наряд произвел бы нужное впечатление на мистера Люка Дэвлина. Физз происходила из семьи актеров и прекрасно понимала, что перед выходом на сцену нужно надевать костюм, соответствующий роли.

Для участия в переговорах о банковском займе Физз одолжила у старшей сестры деловой костюм – темно-синий в тонкую полоску. Теперь он в полной готовности висел за дверью ее кабинета в ожидании приглашения от Люка Дэвлина. Этот костюм придавал ей уверенности, когда возникала необходимость представлять свои планы группе сомневающихся банкиров, что являлось тяжелым испытанием. Она надеялась, что он принесет ей успех и во время сегодняшней встречи.

Не обращая внимания на холод, она сняла свое облачение, оставшись в темно-синих чулках и шелковом комбидрессе. Вглядываясь в старое потрескавшееся зеркало, висящее рядом с дверью, она освежила макияж и привела в порядок волосы. Затем надела юбку, застегнула жакет, сунула ноги в туфли на высоких каблуках и повернулась, чтобы оглядеть себя сзади.

Рассматривая свое отражение, Физз с сожалением отметила, что все-таки костюм сидит на ней не с такой безупречной элегантностью, как на ее сестре. Дело было даже не в том, что она не так высока, как сестра. Сто семьдесят сантиметров – вполне приличный рост. Но Клаудия всегда выполняла указания няни и съедала хлебные корочки, чтобы волосы стали кудрявыми, ела капусту, чтобы иметь хороший цвет лица, и выпивала молоко, чтобы вырасти высокой, потому что знала, что когда-нибудь станет знаменитой актрисой – такой же, какой была их мать.

Физз была двумя годами моложе и никогда не отличалась прилежанием сестры.

Не то чтобы в ее внешности имелись какие-то изъяны. Она обладала прекрасным цветом лица, если не считать нескольких бледных веснушек, которые не исчезали даже в разгар зимы. Она иногда сожалела об отсутствии кудрей, но, в общем, была вполне довольна своими густыми каштановыми волосами, которые сейчас уложила аккуратным узлом. Но все-таки Физз была достаточно подвержена человеческим слабостям, чтобы завидовать Клаудии по поводу лишних восьми сантиметров роста, хотя и никогда не носила таких коротких юбок, как сестра.

За несколько минут до двенадцати Физз припарковала машину перед впечатляющим зданием главного офиса «Харрис индастриз», прокручивая в голове маленькую убедительную речь, которую она заранее подготовила.

Это была разумная и продуманная речь. Физз собиралась пригласить мистера Дэвлина посетить радиостанцию, посмотреть самому на впечатляющую программу передач, отметить ее привязанность к жизни города, оценить тот факт, что спортивные передачи радиостанции были отмечены премией и что это благоприятно отразилось на «Харрис индастриз».

Если только он даст ей возможность произнести эту речь, подумала Физз. У нее возникло неприятное предчувствие, что мистер Дэвлин может оказаться не в настроении выслушивать ее хорошо отрепетированные аргументы. Она сделала глубокий вдох и направилась к главному входу. В холле при входе сидела незнакомая молоденькая служащая. Новой метле не понадобилось много времени, чтобы сделать свое дело.

Чем могу вам помочь? – спросила девушка с профессиональной улыбкой.

Физз так же профессионально улыбнулась в ответ. Она убедила себя, что играет роль.

– Фелисити Бьюмонт. Мистер Дэвлин ожидает меня. – Она расписалась в книге посетителей, затем улыбнулась новенькой и спросила: – Что случилось с Эдит?

Эдит?

– Она в течение десяти лет работала здесь.

– Да? – без интереса спросила девушка. – Возможно, она досрочно вышла на пенсию.

За столом в приемной кабинета главы фирмы тоже сидела незнакомая женщина. На этот раз постарше. Вероятно, секретаршу Майкла тоже преждевременно отправили на пенсию.

– Фелисити Бьюмонт, – снова представилась Физз. – Мне назначена встреча…

– О да, мисс Бьюмонт. Присядьте, пожалуйста.

4
{"b":"4","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь: нет, но хотелось бы
Прощай, немытая Европа
След лисицы на камнях
Английский пациент
Все пропавшие девушки
Прекрасная помощница для чудовища
Ложная слепота (сборник)
Система минус 60, или Мое волшебное похудение