ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Подсказчик
Фагоцит. За себя и за того парня
Элиза и ее монстры
Свежеотбывшие на тот свет
Преступный симбиоз
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике

Она должна быть счастлива. Выше крыши. Но внутренний инстинкт подсказывал, что Люк Дэвлин представляет для нее опасность. Не только из-за ее собственной реакции на него – это ее личные трудности и с этим она должна справиться. Но было что-то еще… Чувство настолько смутное, что она затруднялась выразить его словами. Возможно, это было глупо, но радости она не испытывала.

– Пятница? – переспросила она.

– В двенадцать часов. Вы сможете сообщить мне свое решение.

– Хорошо. Пока вам лучше оставить это у себя, – сказала она, протягивая ему чек.

Он улыбнулся. Намеренно? Знал ли он о силе своей улыбки?

– Я бы хотел, чтобы чек остался у вас, мисс Бьюмонт. Это поможет вам в выборе решения.

– Нет.

Он взял у нее чек, аккуратно сложил пополам и засунул в нагрудный карман ее жакета. Она вздрогнула всем телом, когда костяшки его пальцев коснулись сквозь подкладку костюма ее груди, мгновенно пробудившейся к жизни от этого прикосновения. Почти забытые воспоминания всколыхнулись в ней.

– Вы не должны были делать этого, – хрипло сказала она, уставившись на его галстук. Темно-красный. Шелковый. С эмблемой какой-то профессиональной организации.

Он слегка приподнял бровь.

– Что именно? – спросил он, словно не имея понятия, что сделало с ней его прикосновение, хотя Физз не сомневалась, что он заметил и лихорадочно вспыхнувший румянец, и запинающуюся речь.

– Банки… – начала она. Голос не слушался ее.

– Банки? – мягко переспросил он. Проклятье! Похоже, он лишил ее способности связать несколько слов в предложение. Она с силой сжала кисть, вдавливая ногти в ладонь.

– Банки, – сказала она с мрачной решительностью, – не любят, когда чеки складывают. Это вызывает сбой в их электронных машинах.

Его пальцы, казалось, насквозь прожгли проклятый костюм, достаточно плотный, чтобы защитить от холода и ветра, но не защищающий от случайного прикосновения. И Люк Дэвлин знал это.

– Неужели? – Его улыбка граничила с оскорблением. – Я никогда не получал нареканий.

Боже, какое высокомерие. Физз резко отступила назад, освобождаясь от гипнотического действия его прикосновения.

– Вы так уверены в себе? – спросила она.

Ее чувства бешено колебались между нестерпимой потребностью залепить ему пощечину и не менее нестерпимым желанием сбросить с себя одежду и увлечь его за собой на толстый ковер. Ну, это-то уж точно стерло бы улыбку с его лица.

От этой мысли ей неожиданно захотелось расхохотаться. Она поняла, что находится на грани истерики. Взяв себя в руки, она спросила:

– А вы не боитесь, что я могу внести его в банк? Как только зарплата будет выплачена и внесены платежи по банковскому займу, я уже не смогу вернуть вам деньги обратно, даже если изменю свое решение.

Его губы сжались в тонкую угрожающую линию.

– Не советую вам так спешить, мисс Бьюмонт.

Напряжение переполняло ее до предела.

– Я пошутила, мистер Дэвлин, – сказала она со смешком.

– В самом деле, мисс Бьюмонт? – спросил он, протягивая ей папку с ее бумагами. Выражение его лица было непроницаемым. – Жду вас в пятницу в двенадцать часов. Тогда мы посмотрим, кто будет смеяться.

Люк Дэвлин не обернулся на звук открывшейся двери. Его кузен подошел и встал рядом с ним у окна. Физз Бьюмонт шла через стоянку машин, а они наблюдали за ней. В ее походке была естественная грация, которую не мог скрыть даже этот костюм.

– Она производит впечатление тихони, – нарушил молчание Филипп.

Тихони? – Люк Дэвлин скривил губы в иронической усмешке. – Это после того, как она набросилась на тебя?

Филипп пожал плечами. Он имел в виду другое, и был уверен, что Люк понимает это.

– Симпатичная девушка. Такая непосредственная.

– Она, несомненно, не то, что я ожидал, – согласился Люк, глядя вслед старенькой спортивной машине, выезжающей со стоянки.

Доклад о семье Бьюмонт, который он поручил подготовить своему информатору, сейчас лежал в запертом ящике его письменного стола. О Фелисити Бьюмонт там говорилось, что она не похожа на других членов семьи. Довольно необщительная, она вела замкнутый образ жизни, занималась в основном делами радиостанции, принадлежащей ее отцу, и не имела театральных амбиций. Встретившись с этой девушкой, он, безусловно, отметил, что она не похожа на остальных Бьюмонтов. Но тихая и замкнутая – это, видимо не про нее.

Ее родители, известные театральные актеры, были очень любимы публикой, по крайней мере до тех пор, пока ее мать, Элен Френч, не покинула сцену. После этого карьера Эдварда Бьюмонта пошла вниз. Но после смерти Элен волна сочувствия вернула ему популярность.

Люк вспомнил фото из газеты, на котором убитый горем Эдвард стоял у края могилы. Рядом с ним находились дочери. Клаудия, к тому времени уже сделавшая себе имя на телевидении, была в трагически-черном. Фелисити, которой тогда было около четырнадцати, казалась застенчивой и неуклюжей и была почти незаметна. Она и сейчас вела незаметную жизнь. Его досье переполняли фотографии остальных членов семьи, но она оказалась лишь на нескольких, да и то на втором плане.

Она жила одна в квартире в Брумхилле и не имела явной романтической привязанности. Она занимала должность директора радиостанции, но общее мнение склонялось к тому, что эта должность была создана для нее ее отцом, поскольку она не добилась успеха как актриса, несмотря на недолгое обучение в Королевской академии драматического искусства.

По сравнению с ее блистательной семьей она выглядела серо и незаметно. На какое-то мгновение Люк почти ужаснулся тому, что он собирался сделать с ней.

Но как личность она была совсем не серой. У нее был приятный мягкий голос, красивый рот, глаза, как яркие сапфиры. И эта неожиданная особенность – вздрагивать при каждом его прикосновении. Непосредственная. Да, это хорошее слово для описания Фелисити Бьюмонт. Составитель досье ошибся в ней. Значит, он не все узнал и про Эдварда. Бьюмонты хорошо умеют заметать следы. Надо только копнуть поглубже.

– Еще не поздно бросить все это, Люк.

Люк Дэвлин повернулся и посмотрел сверху вниз на своего кузена. Лицо Филиппа выражало искреннюю обеспокоенность.

– Почему бы тебе не оставить все как есть? Забудь обо всем. Джульет не одобрила бы этого.

Люк оторвался от окна и направился к столу.

– Давай займемся делом, Филипп, – нетерпеливо сказал он, подзывая кузена, все еще глядящего в окно. – Мне нужны твои расчеты. Во что обойдется мне «Харрис индастриз»?

Филипп Дэвлин отвернулся от окна.

– В слишком большую сумму, – сказал он.

Все Дэвлины были упрямы, но по сравнению с Люком остальные казались совершенно бесхарактерными.

Все оборудование нуждается в замене, – продолжил Филипп. – Это будет стоить целое состояние. Я не знаю, зачем ты купил эту компанию.

– Знаешь. – Их взгляды на мгновение столкнулись. – А за удовольствие надо платить.

– Месть – это дикое правосудие. Непредсказуемое. Смотри, как бы цена не оказалась больше, чем ты в состоянии заплатить.

Физз не вернулась на пирс. Она не хотела встречаться с отцом. Она не хотела встречаться ни с кем. После столкновения с Люком Дэвлином она чувствовала себя совершенно выжатой, эмоционально обессиленной. После семи лет, прожитых в полном спокойствии, она считала, что ей уже не грозят подобные вспышки страсти.

Ее руки сжимали руль с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Стиснув зубы, она пыталась унять дрожь. Но это не удавалось. Ее нога скользнула на педаль тормоза, и машина остановилась. Позади нее немедленно раздался нетерпеливый хор автомобильных гудков. Но она даже не сразу услышала их. Она просто хотела домой. Хотела забраться в теплую ванну и лежать, пока дрожь не утихнет.

Она снова завела мотор, но впереди на кольцевой дороге возникла пробка. Попав в полосу одностороннего движения, выбраться было уже нельзя. Физз включила радио. Раздался знакомый голос Энди Гилберта, предупреждавший водителей, чтобы они по возможности не пользовались сейчас кольцевой дорогой.

11
{"b":"4","o":1}