ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак Канта
Карильское проклятие. Наследники
Семейная тайна
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Жизнь и смерть в ее руках
Манускрипт
Как убивали Бандеру
Дело о бюловском звере
Четыре года спустя

Ей хотелось тут же побежать в банк, отдать чек и осчастливить мистера Николсона. Но какой-то внутренний голос предупреждал ее, чтобы она не торопилась делать что-либо, не обдумав как следует, что предлагает ей этот человек и чего он хочет взамен. Если он так активно добивается включения Мелани в радиосериал, что готов платить за это, день или два ничего не решат.

Это интересное предложение, мистер Дэвлин, – произнесла она наконец, протягивая ему чек. – Но, я думаю, вам лучше оставить это у себя, пока я не переговорю с отцом.

Она держала чек в вытянутой руке, но он не сделал никакого движения, чтобы взять его.

– Значит, ваше заявление, что вы полностью уполномочены принимать решения, – пустая йохвальба? Вы меня разочаровали, мисс Бьюмонт. Я напрасно потратил свое время.

Она решила не отвечать на его насмешку.

– Напротив. Это я напрасно потратила время. Я пришла сюда обсуждать финансовые вопросы. Я бы с удовольствием приняла часть этих денег, чтобы направить их на спортивные репортажи… если, конечно, у вас нет на примете молодого человека, который жаждет присоединиться к группе наших спортивных комментаторов… – Она увидела, что его глаза угрожающе сверкнули, но он промолчал.

– Впрочем, вы, кажется, говорили только об одном дополнительном сотруднике. К несчастью, мой отец является режиссером сериала «Залив каникул» и решение должен принимать он.

– Надеюсь, вы поняли, что обе эти вещи неразрывны – спонсирование и мисс Бретт? Одно невозможно без другого.

Физз попыталась встать, но диван, казалось, не отпускал ее. Люк Дэвлин проигнорировал ее усилия.

– Будем надеяться, что отец отнесется к Мелани с таким же энтузиазмом, как и мы с вами, – вежливо сказала она.

– Вы хотите сказать, что подбор актеров не имеет никакого отношения к финансам?

– «Залив каникул» – это сериал на маленькой независимой радиостанции, мистер Дэвлин. Это не Голливуд. Но правила приличия требуют, чтобы я переговорила с отцом, прежде чем дам свое согласие.

– Правила приличия? Если дело только в этом, значит, мы уже договорились, – сказал он с легкой улыбкой, от которой ее пульс предательски ускорился. – Я думаю, вы достаточно умны, чтобы понимать, что в некоторых случаях решения, касающиеся искусства, слишком важны, чтобы доверять их тем, кто занимается искусством. Это азбучная истина. Иначе рано или поздно кто-нибудь отпилит сук, на котором вы сидите.

Угроза? Похоже на то.

– Это будете вы? – резко спросила она. – Или вы удовольствуетесь тем, что предоставите пилу?

– Вы сами взобрались на этот сук, мисс Бьюмонт. Какая разница, кто его срубит?

– На самом деле все не так плохо, – сказала она, стараясь выглядеть уверенно.

Его улыбка стала заметнее, и Физз вновь поняла, что бесполезно пытаться обмануть этого человека. Он слишком много знал.

– Если вы сейчас порвете чек, мисс Бьюмонт, я вам поверю, – сказал он.

Физз с содроганием поняла, что ошибалась, считая, что у Люка Дэвлина нет чувств. Чувства были. Он просто наслаждается, играя с ней, с судьбой ее радиостанции, с яростью подумала она.

Как будто почувствовав ее желание разорвать злосчастный чек на тысячу частей и послать все это к черту, он протянул руку и обхватил холодными длинными пальцами ее запястье.

– Я не стану выписывать другой чек, Фелисити Бьюмонт, так что дважды подумайте, прежде чем сделать что-нибудь… мелодраматическое.

Он как будто нарочно старался вывести ее из себя, подтолкнуть к неразумному поступку. Зачем? Она хотела потребовать от него ответа, но на сегодня было уже достаточно опрометчивых поступков. Потерять самообладание перед этим самоуверенным типом, доставить ему этим удовольствие было слишком постыдно.

Физз заставила себя рассмеяться. Это был слабый, сдавленный, но все же смех. Ее карьера актрисы была короткой, но техника актерского мастерства, которое она изучала в Королевской академии драматического искусства, время от времени оказывалась полезной.

– Конечно, вы правы, мистер Дэвлин, – сказала она. – Но боюсь, что я не смогу возложить эти обязательства на отца без его согласия. Возможно, он не готов принять их, и тогда он окажется в затруднительном положении.

Она надеялась, что Люк Дэвлин не заметил легкой дрожи в ее голосе. Иногда одной только техники бывает недостаточно.

– Я рад, что вы понимаете это, – сказал он и разжал пальцы, освобождая ее руку.

Она положила слегка дрожащую руку на колени, продолжая сжимать листок бумаги, в котором было будущее радиостанции и всех ее сотрудников.

– А если бы это было ваше решение? – настаивал он.

Это и так ее решение, только ее. Но ей нужно время подумать. Разобраться в мотивах этого предложения. «Залив каникул» – популярная программа, которая вполне оправдывает вложенный в нее тяжелый труд. С участием Мелани Бретт они привлекут широкую подростковую аудиторию. А это означает новый приток рекламы.

Очевидный выбор заключался в том, чтобы схватить эти деньги и убежать. Но именно это ее больше всего и беспокоило. Люк Дэвлин был не тем человеком, который станет платить за то, что он может, получить бесплатно. За этим стояло что-то еще.

Люк Дэвлин наблюдал за противоречивыми чувствами, отражавшимися на ее лице.

– Самые трудные решения следует принимать единолично, Фелисити Бьюмонт, – сказал он. – Это отличает мужчин от мальчиков. Победителей от проигравших. Итак? Что вы скажете?

ГЛАВА 3

Люк Дэвлин не стал дожидаться ее ответа. Он поднялся на ноги, видимо удовлетворенный тем, что поставил точку, и великодушно предложил Физз руку, чтобы помочь встать. Он не сделал шага назад, и, поднявшись, она едва не уткнулась носом в лацкан твидового пиджака. Она ощутила едва уловимую смесь мужских запахов – хорошего мыла, изысканного одеколона, кожаной обивки дорогого автомобиля.

Он просто показывает ей свою власть, демонстрирует, что он во всех смыслах сильнее ее, поняла Физз. Икры ее ног упирались в край дивана. Она не могла отступить назад, чтобы увеличить дистанцию между ними, и чувствовала себя в ловушке.

Физз старалась избегать физических контактов, кроме рукопожатия, с мужчинами, которых недостаточно хорошо знала, создавая вокруг себя как бы невидимый защитный круг. Это избавляло ее от опасности быть неправильно понятой. Она злилась на Люка Дэвлина за то, что он пробил ее защитную оболочку, сделал ее уязвимой.

Холодное прикосновение его пальцев, сжимавших ее ладонь, вызвало в ней воспоминание о прошлом. Болезненное воспоминание о том, как когда-то от прикосновения другой руки она чувствовала мурашки возбуждения на своей коже, пульс стучал у нее в висках и томительное желание зарождалось в глубине ее тела.

У нее вырвался почти заметный вздох облегчения, когда он выпустил ее руку и отступил назад, чтобы взять ее папку. Однако облегчение оказалось недолгим – провожая к двери, Дэвлин слегка придержал Физз за спину.

– У вас есть время до следующей пятницы, мисс Бьюмонт.

Следующая пятница. Это был день, когда нужно будет подписывать чеки на зарплату и делать выплаты по банковскому займу. Долгий послерождественский период еще не кончился. До курортного сезона было еще далеко. Местные предприятия традиционно ограничивали рекламу в это время до минимума. К тому же сейчас весь город затаил дыхание, ожидая, что же будет с «Харрис индастриз». Худшего времени для всего этого было не придумать.

Знал ли об этом Люк Дэвлин? Она рискнула бросить беглый взгляд на его жесткий профиль. Да, решила она. Люк Дэвлин знал слишком много.

Физз хотелось понять, откуда он получил всю эту информацию, но спрашивать его самого не имело смысла. Он просто улыбнется, снова угрожая растопить ледники, и сменит тему. Что ж, ей придется разобраться в этом самой. Разузнать о нем все что можно. Быть может, у него есть слабость, из которой она сможет извлечь преимущество.

Она одернула себя. Вопрос о спонсировании решен. Она получила гораздо больше, чем рассчитывала. Условие Люка Дэвлина легко выполнимо.

10
{"b":"4","o":1}