ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хватит!

Медный дракон хоть и не мог менять облик, как Кара, но был мастером иллюзий и сейчас изображал огромного, до смешного уродливого, с прогнутой спиной, косоглазого, покрытого паршой пегого жеребца, на котором ехал Дорн. Ни одна настоящая лошадь, даже самая сильная, не смогла бы долго нести могучее тело полуголема с его волшебными протезами вверх и вниз по крутым тропам.

Все удивленно уставились на медного. Дорн запоздало сообразил, что, поддавшись отвратительному настроению, не заметил, что Шатулио уже несколько часов не отпускал шуток и не устраивал озорных проделок. Это, вкупе с проявлением раздражительности, было поводом для размышлений.

– Тебя что, бешенство одолевает? – спросил Рэрун, восседающий на косматом коричневом пони. Как всегда, трудно было сказать, где кончаются длинные белые волосы и борода приземистого арктического карлика и начинается мех его туники из шкуры белого медведя. Его кожа, не укрытая одеждой, шелушилась и была обожжена солнцем до красноты. Для человека это было бы мучительно, но ему не причиняло абсолютно никаких неудобств.

– А ты как думаешь? – огрызнулся Шатулио. – Конечно одолевает. И это непрерывное верещанье в мозгах… – Он сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. – Прости, певчая пташка. Я не хотел. Ты знаешься люблю, когда, ты поешь.

– Ничего, – ответила Кара. – Избыток чего угодно, даже музыки, может подействовать на нервы. Я просто пела и пела потому, что это помогает мне самой сопротивляться безумию. Почему бы нам вместо этого не поиграть в загадки?

Шатулио фыркнул.

– Лучше разделимся на команды и каждый возьмет в напарники одного из маленького народца. Иначе они не смогут…

– Тихо! – приказал Рэрун, подняв широкую ладонь. Драконы обладали не по-человечьи острыми чувствами, но бродяга-карлик, каким бы расслабленным ни выглядел, всегда оставался бдительным. Он явно обнаружил признаки возможной опасности раньше своих спутников змеев.

В следующий миг Дорн тоже услышал цоканье копыт, скрип кожи и звон металла – вниз по тропе спускались всадники. Он огляделся, ища, где бы спрятаться, но не увидел ничего подходящего.

– Шатулио или я можем с помощью заклинания скрыть нас, – предложила Кара, угадав ход его мыслей.

– А дальше что? – спросил Дорн. – Они просто врежутся в нас, если только мы не развернемся и не поскачем назад. Или если ты вновь не превратишься в дракона и мы все не улетим прочь, оставив горы позади. Я думаю, не стоит суетиться. Приближаются люди, а не свихнувшиеся чудовища. У нас нет причин думать, что они сочтут нас врагами, ну а если и так, полагаю, мы сумеем с ними разобраться.

– По-моему, разумно, – согласился Рэрун.

Они осторожно двинулись вверх по тропе, делавшей поворот, и встретились лицом к лицу с восемью верховыми воинами.

Судя по оружию и доспехам – экипировка явно подбиралась из того, что оказалось под рукой, – вооруженные люди составляли эскорт какого-нибудь мелкого владельца близлежащего поместья. Всадник, скачущий во главе отрада, плотный седеющий мужчина, держал щит с изображением сокола и лилии. Очевидно, это и был тот самый дворянин, тем более, что на знамени, которое нес очень похожий на него юноша, был вышит тот же герб.

Держа копья и мечи наготове, всадники подозрительно разглядывали Дорна и его спутников. К этому полуголем давно привык. Его странная внешность – когти и шины на огромном железном кулаке и серая металлическая полумаска, закрывающая левую сторону лица, – часто заставляла незнакомцев шарахаться прочь. Но даже теперь, спустя многие годы, в самой глубине души он ощутил болезненный укол горечи и досады.

– Все в порядке, – заговорила Кара, демонстрируя пустые руки в знак мирных намерений. – Мы простые путники, такие же, как вы.

Возможно, она использовала магию, чтобы усыпить недоверчивость воинов. Но чары ее были настолько искусными, что Дорн не стал бы утверждать это наверняка.

Знатный господин некоторое время изучал ее лицо, потом взмахнул рукой. Его воины заметно расслабились.

– Рад нашей встрече, – произнес он. – Мое имя Джозеф Дараг, хозяин Спрингхилла. Этот парень мой сын Авель.

Кара, в свою очередь, представила своих спутников.

– Что вы скажете нам о дороге, что лежит перед нами? – спросил Джозеф.

– На юг пролетел дракон, – отозвался Рэрун, – но пока вы будете держаться этой тропы, возможно, все будет в порядке.

Джозеф невесело улыбнулся:

– Думают что в такие времена это лучшее утешение, на какое можно рассчитывать.

– А что ждет впереди нас? – поинтересовался Дорн.

– Беда, – ответил Джозеф, – Разбойничье войско захватило городок.

Дорн нахмурился:

– Кто?

– По существу, бандиты, – пояснил Джозеф, – с такими же повадками. Они приходят из потайного укрепления на севере. Люди короля истребляют их десятками, но всех никогда не переловишь. И теперь они там, наверху, развлекаются с захваченными в плен женщинами и пытают местных жителей, чтобы те показали им свои тайники с добром.

– Мы чуть не угодили в самую гущу событий, – продолжал дворянин, – но в последнюю секунду Авель разглядел, что там происходит, и мы свернули в сторону, прежде чем налетчики заметили нас. К счастью, мы знали о другой тропе. Она проходит далеко от поселения. Вы тоже можете ею воспользоваться. Когда доберетесь до развилки, идите налево.

– Спасибо за совет. – Кара явно колебалась. – Но я не понимаю. Вы и ваша свита наверняка тоже из людей короля. Как вы могли уйти и оставить горожан на произвол судьбы?

Джозеф сверкнул глазами:

– Вы осмеливаетесь указывать мне, в чем мой долг?

– Вы кажетесь отважным рыцарем, – ответила Кара. – Я уверена, что вы не нуждаетесь в подобных поучениях.

– Что ж, вы правы! – Джозеф перевел дыхание, потом продолжил уже более мягким, чуть не пристыженным тоном. – Когда мы покидали Спрингхилл, мы ехали на помощь соседям, на помощь всей Дамаре, хотя и рисковали, оставляя свой собственный дом без защиты. Мы собирались присоединиться к одному из отрядов, которые король собирал для сражения с драконами.

– И что изменилось? – поинтересовался Рэрун.

– Мы услышали, что король-колдун воскрес, захватил Врата и вновь привел своих орков в Дамару. А Истребитель Драконов мертв. Его приближенные отрицают это, но люди говорят другое.

Рэрун поскреб подбородок, заросший короткой бородкой цвета слоновой кости, и заметил:

– Сдается мне, что тем больше у вас было оснований пойти дальше и собрать собственный военный отряд.

– Ты чужеземец, – сказал Джозеф, – ты не понимаешь. Король был единственным, кто мог бы победить Зенгая, и точно так же только он мог бы заставить герцогов забыть распри и выступить вместе ради общего блага. Без него Дамара рассыплется на части. Судя по всему, это уже происходит. А значит, каждый сеньор должен сосредоточиться на защите собственных вассалов, и я стремлюсь вернуться домой, чтобы позаботиться о своих. Так что вы могли бы уступить нам дорогу.

– Как вам угодно, – ответила Кара. Она направила свою кобылу к краю тропы, и Рэрун проделал то же самое со своим пони. Шатулио, естественно, в понуканиях не нуждался, хотя и ему, должно быть, пришлось приложить некоторые усилия. Люди из отряда Джозефа могли наткнуться на его невидимое сложенное крыло, чешуйчатый бок или хвост.

Когда воины исчезли за поворотом, Дорн проворчал:

– Чудесно. Похоже, по Дамаре шагу нельзя ступить, не наткнувшись на гоблинов, разбойников, некромантов и еще бог знает кого. А если верить Павелу, нам, в наших поисках, надо побывать во множестве окрестных мест.

– Вряд ли это хуже, чем драться со служителями Культа Дракона и зентами, – заметил Рэрун. – Будем решать проблемы по мере поступления, как всегда. Проблема, с которой мы столкнулись сейчас, – этот городишко.

– Если дамаранский рыцарь считает, что это не его дело, – ответил Дорн. – то уж точно и не наше. Наша задача – остановить бешенство, и если мы позволим себе отвлекаться на беды каждого фермера… – Он сплюнул. – А, Абисс с ним. Там всего несколько бандитов. Наверное, быстрее будет раздавить их, чем обходить длинной дорогой.

8
{"b":"2409","o":1}