ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но мы потеряли слишком много сестер, — обратилась к Квентл Вайкония. — Демоны убили двоих, а вы, наставница, вызвав пауков, умертвили еще больше. Кто-то же должен выжить, чтобы сохранить знания и выполнять ритуалы.

— Ну, это чересчур самонадеянно, — отрезал Фарон.

Вайкония нахмурилась:

— Как это, парень?

— Вы предполагаете, что, оставшись здесь, избегнете полного уничтожения, — начал объяснять свою мысль маг. — Правдоподобнее допустить, что если орки победят в городе, они начнут карабкаться сюда, продолжая хищническое истребление. Вы во всеуслышание провозглашаете преданность Арак-Тинилиту, так было бы более благочестиво заняться низшими существами там, внизу, и не допустить осквернения ваших святынь. А еще стратегически правильнее вести боевые действия бок о бок с союзниками, чем ждать, пока они погибнут, и вы останетесь сражаться тут одни.

— Ты слишком речист, маг, — фыркнула Аграк Дирр. — Неизвестно еще, потребуются ли наши усилия. Блеск и пламя, это всего только гоблины! Я думаю, ты просто паникуешь.

— Может быть, и так, — сказала Квентл, — но как смеем мы искать благосклонности Темной Матери, при этом отказываясь защищать избранный ею город, когда он в этом нуждается?

— Наставница, — Вайкония развела руками, — мы можем найти способ умилостивить ее получше, чем шумные драки на улицах с рабами и хулиганами.

Квентл подняла ручной арбалет и выстрелила в лицо своей помощнице. Вайкония издала такой звук, как будто чем-то подавилась, и стала падать на спину. Она не успела еще коснуться земли, а лицо ее уже почернело от яда.

— Думаю, все поняли, что здесь правлю я! — заявила Бэнр. — Есть еще желающие обсудить мои распоряжения?

— Так вот, — изрек Фарон, — следует понимать, что я действую заодно с наставницей, а значит, обладаю властью сурово наказать или даже убить любую из вас.

Не обращая внимания на хвастливого нахала, Квентл смотрела на своих подчиненных. Кажется, никто больше говорить не хотел.

— Хорошо, — сказала Бэнр. — Давайте займемся делом.

ГЛАВА 23

Словно огромный водопад, спускалась из Брешской крепости Академия под предводительством Квентл. Некоторые учащиеся громко топали по лестнице, другие брели с каменно-напряженными лицами. Несколько школяров, владеющих магией полета, переносились с места на место, подобно летучим мышам.

— Наверное, наставница, лучше подождать подходящий момент, — произнес Фарон. В какой-то миг он ускользнул в свои личные апартаменты, чтобы привести себя в порядок. Он ополоснул лицо, расчесал волосы, натянул чистую, как всегда, шикарную одежду и вернулся, вновь утверждая, что не ведает о местонахождении Громфа. — Это хорошее место, чтобы разглядеть характер и рельеф местности. Мы находимся немного ниже дымного облака, но все еще достаточно высоко для воздушной разведки.

До тех пор пока Громф отсутствовал, Миззрим с очевидным удовольствием действовал вместо него. То, что это было оскорблением Дома Бэнр и самого Архимага, еще требовалось доказать, ведь распоряжалась всем Квентл, а она нуждалась в ком-то, кто выступал бы от имени Магики. Кроме того, верховная жрица была уверена в том, что Громф расстроился бы, увидев этого смешного щеголя, занимающего его место в такой ответственный момент.

Она остановилась, а весь отряд беспорядочно столпился за ее спиной. Змеи на плетке поднялись, чтобы вместе с ней обозреть городской пейзаж. Уголком глаз она заметила, как Фарон коротко улыбнулся, словно находил поведение пресмыкающихся забавным.

— Там, — указала Квентл, — в Майнифолке. Кажется, Дом Овриндаров заканчивает разделываться с собственными рабами, но толпа не выпускает их за стены замка.

— Я вижу это, Святейшая Мать, — отозвался Малаггар Фэн Тлаббар, стоявший на шаг позади. Первый воин Мили-Магтира был жизнерадостным, круглолицым парнем, неравнодушным к зеленым облачениям и изумрудам. — С вашего позволения, это хорошее место для начала. Мы снимем осаду и присоединим к нашей армии Овриндаров.

— Быть по сему, — согласилась Квентл. Слушатели Академии спустились наконец с холма, теперь инструкторы Мили-Магтира занялись формированием отрядов и построением обороны, чтобы фехтовальщики и копьеносцы прикрывали метателей заклинаний.

Как всякая принцесса великого Дома, Квентл разбиралась в военном деле и потому сейчас скептически наблюдала за попытками навести порядок.

— Хотела бы я иметь более надежную армию, — пробормотала она, не предполагая, что кто-нибудь её услышит, но Фарон кивнул в ответ.

— Я понимаю твои чувства, наставница, но это все, что у нас есть. Если мы учили студентов как следует, то есть шанс справиться. — Он кашлянул. — С рабами, во всяком случае.

— Что ты имеешь в виду?

— Самая большая опасность в этих клубах дыма. Я думаю, Сирзан, при всей его хитрости, этого не рассчитал. Если маги, оставшиеся на верхней площадке, не погасят огонь, мы все задохнемся; и эльфы, и орки, и останется один алхун править городом мертвых. Тем не менее, я полагаю, что мы должны сосредоточиться на своей задаче и не беспокоиться об остальном.

— Какой алхун? — требовательно спросила Квентл. Он заколебался:

— Это действительно длинная история, наставница, и сейчас это не самое важное.

— Мне решать, что важно, а что нет. Говори, маг! — приказала она.

Но тут подошел Малаггар доложить, что отряды готовы к бою.

Когда они тронулись в путь, жрица выслушала рассказ о не угасшем рассудке живодера и его намерениях в отношении Мензоберранзана. Вероятно, большую часть истории маг утаил, но она разберется с этим позже.

По пути новой армии попадалось много искалеченных трупов темных эльфов. Некоторые были без голов, другие частично обглоданы. Густой запах крови смешивался с отвратительной вонью дыма. Конечно, представителей расы дроу удивить кровавыми зрелищами насильственной смерти довольно трудно, но окружающий хаос, яркие языки пламени, потрясающий вид горящего камня — это производило столь жуткое впечатление, что казалось, Мензоберранзан превратился в настоящий ад. Или это кошмарный сон, а может быть, кровавая бойня вокруг являлась неопровержимым доказательством того, что Ллос отвернулась от города раз и навсегда? Наставницу Арак-Тинилита утешала только одна мысль: по крайней мере, на этот раз она сразится с врагом, которого могла увидеть и победить.

Довольно часто попадались небольшие группы низших созданий, которые грабили и убивали беззащитных простолюдинов, а иногда даже в марширующую колонну летели камни и стрелы. Самые молодые студенты рвались в бой, и преподавателям приходилось окриками удерживать их. Академия должна действовать как единое целое и четко по плану, тогда можно надеяться на успех.

Малаггар поднял руку, приказывая колонне остановиться.

— Я думаю, мы уже близко, — доложил он на беззвучном языке жестов.

Они топтались на месте до тех пор, пока не вернулся с докладом воздушный разведчик, член Мили-Магтира, умеющий превращать плащ в крылья летучей мыши.

— Наставница, — так же знаками продолжал Малаггар, — я бы предложил десяти отрядам двигаться прямо, а остальным обогнуть этот квартал. Тогда мы нападем на орков с двух сторон.

— Очень хорошо, — так же безмолвно ответила Квентл. — Вся головная часть колонны до входа в эту аллею следует за мной. Остальные идут с Мастером Фэн Тлаббаром. Постарайтесь действовать как можно быстрее.

Вдоль колонны одна за другой вскидывались руки, передавая молчаливый приказ в конец, тем, кто не мог его видеть.

Армия разделилась, и отряд Квентл направился прямо к толпе, которая, возможно, превосходила его численностью. К счастью, рабы не замечали приближения войска, и верховная жрица хотела полностью использовать это преимущество. Она быстро перестроила отряд в небольшие, но боеспособные группы и бросила всех в атаку.

Дротики студентов сеяли смерть в толпе низших существ. Гоблины, орки и бугберы падали десятками.

Но после первого залпа оставшиеся в живых рабы с неистовыми воплями бросились к отрядам Академии. Дроу быстро убрали арбалеты и взялись за мечи и копья. Стоявшие за шеренгами воинов маги и жрицы выбирали цели для своих заклинаний в центре яростной схватки так, чтобы не повредить товарищам.

72
{"b":"2408","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мечник
Расскажи мне о море
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Цветы для Элджернона
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Сабанеев мост
Сама себе психолог