ЛитМир - Электронная Библиотека

Рев странного существа на мгновение прекратился, а затем зазвенел уже каким-то ребяческим смехом. Квентл выхватила и развернула свиток, внезапно превратившийся в челюсть рофа. Воздух наполнился копотью, и очередной вдох обжег ее легкие.

Потрясенная, спотыкаясь, Квентл шагнула из облака. Дышать она могла, хотя в груди теснило и в горле нестерпимо жгло. Она подозревала, что этой гарью вполне можно отравиться. Даже ее змеи тяжело и безвольно повисли на рукояти плети.

Она отбросила в сторону челюсть, выхватила другой свиток и начала читать хранившееся в нем могущественное заклинание. Демон, приняв облик странной помеси дракона с волком, вновь оказавшись на полу, приближался к ней, даже не шевеля лапами. От него, расцвеченного теперь языками синего и золотого пламени, веяло таким жутким холодом, что можно было обморозить лицо, а чтение прерывалось икотой.

Вот когда для Квентл пришло время благодарить богиню за свое образование, полученное в Арак-Тинилите, где ее научили не отвлекаться от цели. Она произнесла слова в нужном ритме, и черный клинок, похожий на двуручный меч, но без гарды и без рукояти явился в воздухе перед ней.

Она улыбнулась. Парящее оружие было разрушающей магией, известной только служительницам Ллос. Квентл еще не встречала такого существа, которое могло бы противостоять этой силе. Страшный холод отступил, она сделала шаг вперед. Клинок повис в воздухе между Квентл и ее преследователем.

— Ты знаешь, что это такое? — спросила она. — Он призван убить тебя. Он может убить любого.

Уверенная, что демон способен понять ее без слов, она молча отдала приказ: «Сдавайся и скажи мне, кто ты, или я раскрошу тебя на кусочки».

Распространяя сладковатый запах, какого она никогда прежде не знала, сам похожий на гигантскую лягушку, грубо вырезанную из слюды, с рядами больших клыков в мерзкой влажной пасти, демон хаоса вперевалку двинулся вперед.

«Отлично, глупец!» — подумала Квентл.

Мысленно управляя мечом, она направила его на врага. Клинок ударил по лягушачьей голове, и демон шлепнулся на живот. Края раны вспыхнули ослепительным пламенем.

Непрошеный гость почернел как смола и начал перетекать в новую форму, становясь похожим на две дюжины рук, вырастающих на длинных, покрытых листьями стеблях. Ветви растягивались и скручивались, существо схватилось за меч.

Квентл спокойно наблюдала. Руки сжали клинок, и острое лезвие раскромсало их в крошево. Демон издал оглушительный вопль, который, как надеялась жрица, означал безумно сильную боль.

Демон превратился в миниатюрную зеленую башню, построенную по варварским архитектурным правилам. Это сооружение двигалось к мечу, словно притягиваемое магнитом. Преодолеть эту силу притяжения оказалось легко, и Квентл отсекла часть каменной кладки.

Тогда башня раскрылась, как саркофаг, наклонилась вперед и поглотила меч.

Такого обхождения с оружием жрица не ожидала, хотя зачарованный меч был способен кромсать врага изнутри еще эффективнее. Беспокойство вызывало лишь то, что сейчас ее псионическая связь с оружием прервалась.

Она машинально достала следующий свиток. Противник, извиваясь, переливался красно-желтыми оттенками. В середине этой массы появилось отверстие, из которого выпал меч. Клинок сохранил прежний вид, но пульсировал и менял цвета, как и демон, а она все еще не чувствовала связи с оружием.

Наставница попятилась, клинок последовал за ней, ревущий и грохочущий дух замыкал шествие. Меч раскачивался вперед и назад, а ей приходилось нагибаться и увертываться. Это было непросто, меч следовал за ней как привязанный и, в конце концов, оказавшись рядом, ранил ее, даже не задев. Кольчуга сразу разлетелась на отдельные кольца. Тело пронзила внезапная боль, потому что демон принялся перевоплощать жрицу. Одна нога ее онемела и отказывалась повиноваться. Зудящие чешуйки появились на коже, но вскоре пропали. Мир расплылся перед глазами черным и серым цветами, а яркие краски не воспринимались. Сама ее сущность претерпевала изменения. На мгновение у нее появилось странное, чуждое ощущение, знакомое разве что какой-нибудь швее из человеческой расы с больными суставами, зажившейся где-то в Верхнем Мире.

Все эти сложности кого угодно могли привести в полное замешательство и совершенно лишить самообладания. И все же Квентл как-то удалось прочитать заклинание из свитка и в то же время избегнуть светящегося клинка.

Она не знала, как этот пергамент попал в Арак-Тинилит и кто из темных эльфов записал на нем заклинание, которое могли метнуть всего несколько дроу.

Некоторые жрицы посчитали бы ниже своего достоинства вызывать силу, ненавистную их вере и достойную лишь предания анафеме. Но Квентл знала, что богиня одобрит любое оружие, необходимое для победы над противником. Хотя надежды было мало, что эта магия возьмет верх там, где потерпел неудачу непобедимый до сих пор черный клинок.

Великолепное мелодичное пение зазвучало в тишине. Вокруг нее вдруг возникло искрящееся голубоватое поле. Внутри этого пространства она различила едва уловимые, геометрические фигуры, вращающиеся друг вокруг друга в абсолютно симметричном узоре.

Прозрачный холодный свет олицетворял собой закон и порядок — одним словом, полную противоположность хаосу. Меч оказался запечатанным внутри, наподобие насекомого в янтаре… как и сам демон. По крайней мере, на мгновение. А затем адское существо начало очень энергично дергаться, стараясь освободиться от пленившей его магии, при этом медленно, рывками, но продвигалось вперед.

Наставница Арак-Тинилита, по сути своей, тоже была творением хаоса, но смертным и с физическим телом, и потому над ней заклинание власти не имело. Квентл повернулась и бросилась к телу, лежавшему у порога. Только паучья его часть еще шевелилась, с чавканьем пережевывая и заглатывая останки.

Мертвой девушкой оказалась Халавин Симриввин, всегда отличавшаяся на удивление здравым смыслом, вот и теперь, перед нападением, она сняла все яркие и звенящие драгоценности. Судя по израненным рукам, покойной следовало бы лучше уметь управляться с арбалетом.

Квентл нагнулась, чтобы поднять оружие и колчан, в котором еще оставались заколдованные стрелы. Развернувшись, она выстрелила в плененного демона, тот вздрогнул, но не остановился.

Ей пришло в голову, что, пока он в ловушке, она может собрать кого-то из верных подчиненных, не отранившихся ужином, и продолжить бой с этой тварью уже во главе отряда, как она сначала и предполагала.

Но после того, что она пережила, ей хотелось самостоятельно проучить эту дрянь, тем более что сейчас чувствовала прилив сил и воодушевление. Поэтому она продолжала стрелять так быстро, как позволял спусковой крючок оружия. Демон медленно, со скоростью остывающей магмы, приближался к ней.

Осталось четыре стрелы, потом три. Она вновь выстрелила, дротик попал в самую середину рогатой, треугольной головы, и тварь исчезла.

Она еще слышала его голос, пронзительный и долгий вопль, когда заметила, как мелькнула неподалеку какая-то тень.

— Ты! — воскликнула она, вкладывая предпоследнюю стрелу в арбалет. — Подойди сюда!

Темный эльф удрал. Квентл бросилась в погоню, но запыхавшаяся после сражения с демоном упустила его.

Бэнр осторожно передвигалась по переходам и коридорам, пока, повернув в очередной раз за угол, не столкнулась лицом к лицу с тремя своими подчиненными. Одна богиня знает, что они чувствовали на самом деле, но, увидев готовый к бою арбалет и ее без единой царапины, хоть одежда на ней была совершенно изодрана, все поторопились почтительно приветствовать свою руководительницу.

— Сегодня ночью я убила незваного гостя, — сообщила она, — а также предателя из нашего круга. Что вам известно о ситуации? Еще кто-нибудь убит?

— Нет, наставница, — ответила за всех жрица. Опущенное забрало ее шлема, украшенного изображением паука, полностью скрывало лицо, но по голосу Квентл узнала Квейв, одну из старших инструкторов. — Большинство из тех, кто ел испорченную пищу, уже в сознании. Я думаю, целью отравителя было вывести нас из боя, а не убить.

41
{"b":"2408","o":1}