ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  

Неудивительно, что после короткой и беспорядочной обороны в Северной Африке французы перешли на сторону западных держав. Этот переход был неизбежен. Его подготовила недальновидная, жестокая политика Германии по отношению к Франции. Всё случилось именно так, как опасались и предсказывали пессимисты. События в Северной Африке заставили Гитлера занять ранее не оккупированную часть Франции. Теперь вся Франция была оккупирована немцами. Остатки французской армии в Европе были разоружены, а личный состав колониальной армии влился в вооружённые силы западных держав в Северной Африке. Французские моряки, не желая отдавать флот немцам, затопили в Тулоне все свои корабли.

Как ни странно, западные державы одновременно с высадкой в Марокко и Алжире почему-то не захватили Туниса. Это дало возможность главнокомандующему вооружёнными силами Южного фронта фельдмаршалу Кессельрингу, штаб которого находился в Италии, перебросить из Италии в Тунис некоторые части и соединения, которые, несмотря на свою малочисленность, сумели захватить Тунис и создать там плацдарм. Немцы уговорили сдаться французский гарнизон, оборонявший укреплённую военно-морскую базу в Бизерте. Позднее в Тунис были переправлены немецкие подкрепления, и тогда силы немцев составили почти четыре дивизии, вошедшие в 5-ю танковую армию. Все это привело к тому, что основное внимание теперь обращалось на снабжение войск, действующих в Тунисе, а об армии Роммеля почти забыли. У него осталось так мало горючего, что ему не раз приходилось отказываться от реальных возможностей для перехода в наступление.

К концу ноября Роммель вновь оказался на позициях у Эль-Агейлы в заливе Сидра, откуда он дважды начинал наступление — в марте 1941 г. и январе 1942 г. Он знал, что может рассчитывать на несколько спокойных дней до подхода армии Монтгомери. Воспользовавшись короткой передышкой, фельдмаршал без предварительного предупреждения вылетел в Германию на свидание с Гитлером. Роммель надеялся убедить Гитлера срочно эвакуировать войска из Северной Африки. Предложение Роммеля было отвергнуто, и он вернулся в Африку разочарованный. Немецким войскам, находившимся под его командованием, было приказано сражаться до конца.

В северо-западной Африке положение оставалось пока сравнительно спокойным, так как продвижение войск западных держав на восток происходило все ещё очень медленно. Это было затишье перед бурей. На границе между Тунисом и Алжиром велись бои местного значения, причём немцам удалось даже несколько продвинуться на запад. Был укреплён плацдарм в Тунисе и создано некоторое подобие непрерывного фронта, хотя оборонялся он незначительным количеством войск. Таким образом, критическое положение, создавшееся вначале, было ликвидировано, и к рождеству 1942 г. положение стало более или менее стабильным. Однако до самого конца этой кампании немецкие войска испытывали серьёзный недостаток в тяжёлом вооружении, особенно в танках и артиллерии.

Высадка десанта в Северной Африке вскрыла один факт, который имел чрезвычайно серьёзные последствия для немецких войск: авиация западных держав располагала теперь почти безграничным господством в воздухе. Немецкие и итальянские истребители только в отдельных случаях не давали эскадрильям английских бомбардировщиков достигать их целей, и поэтому на наши войска, которые в пустыне не могли найти себе укрытия, непрерывно обрушивался смертоносный град бомб. Ещё в боях под Эль-Аламейном Роммель оценил значение этих массированных бомбардировок с воздуха. Они должны были решить исход войны, если у немцев не появится оснащённая новейшими образцами самолётов истребительная авиация, способная нанести бомбардировщикам противника серьёзные потери. Вполне справедливо утверждение, что старые вояки Африканского корпуса привыкли к бомбардировкам. Кессельринг был прав, говоря, что они лучше всех других войск в мире переносят воздушные атаки. Но это утверждение не распространялось на большую часть итальянских войск в Африке, не имевших боевого опыта. Каково же будет положение при обороне самой Италии, когда основная тяжесть боев ляжет на плечи не нюхавшей пороха итальянской территориальной армии?

Господство западных держав на море также становилось всё более очевидным. Особенно убедительно доказала это транспортировка войск в Тунис. Морские коммуникации немцев здесь были очень короткими, но это незначительное преимущество сводилось на нет интенсивностью атак противника. Нехватка у немцев грузовых судов усугублялась их ежедневными потерями. Словом, переход через узкий Тунисский пролив стал для отважных немецких и итальянских моряков верным путём в рай. На дно океана пошло огромное количество людей и бесценных грузов. Поразительно, что, несмотря на отчаянные усилия нашей авиации и флота, атаковавших противника, не считаясь с потерями, высадка войск западных держав в Северной Африке продолжалась почти беспрерывно. Правда, очень много судов было потоплено нашими пикирующими бомбардировщиками и подводными лодками, но со стапелей американских верфей сходило так много новых судов, что эти значительные потери почти не ощущались западными державами.

В эти несколько недель, когда немцы с волнением наблюдали за событиями на юге, далеко на востоке, на берегах Волги, создалось положение, которое позднее привело к катастрофе, имевшей гораздо большее значение. В следующей части книги бывший начальник генерального штаба сухопутных сил, который делал всё возможное, чтобы предотвратить надвигавшуюся катастрофу, даёт описание событий, известных в истории как Сталинградская битва.

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА

Генерал-полковник Курт Цейтлер

Намерения Гитлера

Планируя летнее наступление 1942 г., Гитлер намеревался прежде всего захватить Сталинград и Кавказ.

Осуществление этих намерений, безусловно, имело бы огромное значение. Если бы немецкая армия смогла форсировать Волгу в районе Сталинграда и таким образом перерезать основную русскую коммуникационную линию, идущую с севера на юг, и если бы кавказская нефть пошла на удовлетворение военных потребностей Германии, то обстановка на Востоке была бы кардинальным образом изменена и наши надежды на благоприятный исход войны намного возросли бы. Таков был ход мыслей Гитлера. Достигнув этих целей, он хотел через Кавказ или другим путём послать высокоподвижные соединения в Индию.

Следовало, однако, учитывать реальное положение вещей.

Военные цели всегда нужно приводить в соответствие с наличными силами и средствами. С чисто тактической точки зрения недостаточно достичь цели — важно закрепиться на захваченном объекте. Если это не будет сделано, то наступательная операций, какой бы заманчивой ни была её цель, с самого начала будет содержать в себе зародыш неудачи, если не полного поражения.

Весной 1942 г. наша линия фронта проходила в 500 километрах от Сталинграда. Кавказ был ещё дальше, на расстоянии более 600 километров. Кроме того, эти районы находились на расстоянии около 600 километров друг от друга, и поэтому обе наступательные операции, начавшись на одном участке фронта, затем должны были проводиться по расходящимся операционным направлениям.

Возник естественный вопрос: хватит ли наличных сил, чтобы захватить эти два столь отдалённых от линии фронта и друг от друга района? Ответ был отрицательный. Можно ли найти необходимые для операции силы? Этот вопрос был поставлен перед Гитлером его военными советниками, а решение его, насколько мне известно, было предложено генералом Йодлем. Заключалось оно в том, чтобы потребовать свежие дивизии от союзников Германии. Тогда на Восточном фронте можно было бы сосредоточить силы, необходимые для осуществления намерений Гитлера в кампании 1942 г. Это была первая роковая ошибка 1942 г.

Каждый немецкий офицер и солдат, который воевал на Востоке в 1941 г., видел, что войска немецких союзников не отвечают требованиям войны на этом суровом театре военных действий. В 1941 г. войска наших союзников состояли в основном из небольших отрядов — отборных частей, которые воевали обычно в составе немецких соединений. В 1942 г. эти иностранные войска были сведены в однородные национальные корпуса и даже армии, воевавшие на огромных расстояниях от своей родины. Было совершенно очевидно, что такие соединения могли поставить под угрозу весь наш Восточный фронт. Но Гитлер был опьянён цифрами, он видел только то, как увеличилось количество дивизий на его штабных картах. Мой предшественник на посту начальника генерального штаба генерал Гальдер, безусловно, понимал, какие опасности таились в этом плане, и настойчиво указывал на них Гитлеру. Однако диктатор не посчитался с его предупреждениями.

36
{"b":"2406","o":1}