ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  

В ходе битвы за Англию между противниками существовали настоящие рыцарские отношения. Примером может служить история с протезами английского лётчика Дугласа Бейдера, имевшего в то время чин майора. Ещё до войны Дуглас Бейдер потерял обе ноги, но сумел преодолеть это несчастье и принимал участие в битве за Англию в качестве лётчика-истребителя. Бейдер был сбит около Сент-Омера, и у него сломались алюминиевые протезы. В тот же вечер его принимали в офицерской столовой эскадры Галланда. Бейдер спросил, нельзя ли как-нибудь переслать ему из Англии его запасные протезы. Галланд сообщил об этом мне (я был тогда начальником оперативного отдела 3-го воздушного флота), а я доложил фельдмаршалу Шперрле. С согласия фельдмаршала мы направили в Англию радиограмму на международной волне для передачи сообщений о бедствиях, и менее чем через двое суток протезы майора Бейдера были сброшены с парашютом на аэродром Сент-Омер [11].

Между тем главный штаб вооружённых сил и главное командование немецких ВВС не могли точно решить, чего же они хотят добиться. Несмотря на совершенно чёткие стратегические директивы, данные нам, Геринг постоянно вмешивался в проведение наступательных операций. Многогранные обязанности рейхсмаршала часто требовали его присутствия в Берлине, где он оставался целыми днями и даже неделями. Однако свой штаб он оставлял во Франции. Расстояние не могло угасить его страсть вмешиваться во все дела, и часто мы получали из столицы самые удивительные приказы, которые временами мешали ведению нормальных боевых действий.

Главное командование военно-морских сил и главное командование сухопутных сил стали вновь высказывать свои сомнения относительно операции «Морской лев». Гитлер никогда не был убеждён в успехе вторжения, и теперь он тоже стал колебаться. 10 августа день начала вторжения, первоначально назначенный на конец этого месяца, был перенесён на конец сентября. В речи 4 сентября Гитлер сказал: «Если в Англии удивляются и спрашивают: „Почему же он не идёт?“, я могу успокоить вас. Он идёт». В той же речи он произнёс роковые слова: «Если они (англичане) заявляют, что намереваются нанести мощные удары по нашим городам, то мы ответим им тем, что сотрём их города с лица земли». В это время немецкие ВВС, как им было приказано, стремились завоевать господство в воздухе и разгромить английскую авиацию. Лётному составу часто казалось, что победа уже почти завоёвана. Но вот наступило 15 сентября — день перелома. В этот день в тяжёлых боях над Англией мы потеряли 56 самолётов.

17 сентября Гитлер вновь отложил день начала вторжения. Битва продолжалась. Однако теперь наши авиационные части несли тяжёлые потери, которые было трудно, а может быть, и невозможно восполнить. Командующие обоими воздушными флотами в самых сильных выражениях просили Геринга прекратить дорогостоящие дневные налёты и перейти к ночным бомбардировкам. Это означало переход к новой тактике, но в конце концов новые тактические приёмы были освоены. 12 октября Гитлер решил отказаться от вторжения в 1940 г., однако он утверждал, что операция «Морской лев» только переносится на весну 1941 г.

Этим решением немецкое верховное командование уступило победу англичанам на первом и, как выяснилось позже, решающем этапе битвы за Англию, таким образом, англичанам была дана передышка, а наши бомбардировочные части перешли к ночным действиям.

В период дневных налётов на Англию английские ВВС находились в не особенно неблагоприятном положении, хотя вследствие оккупации нашими войсками Голландии, Бельгии и Франции вражеская территория большой дугой охватывала Англию. Английские ВВС вели оборонительные бои над своей территорией и располагали первоклассными авиационными базами. Английские лётчики проявляли исключительное мужество и до конца использовали боевые возможности своих самолётов. Ведя оборонительные бои, англичане могли максимально использовать истребительную авиацию, что они и делали. Английские лётчики совершали по нескольку боевых вылетов в день, доказывая тем самым, что их упорство не уступает их мужеству. Но самым неприятным для немцев в этот период было появление радиолокационных установок — нового изобретения, дававшего англичанам возможность заблаговременно узнавать о приближении наших бомбардировщиков и истребителей. Применение радиолокационных станций по крайней мере удвоило эффективность действий английской истребительной авиации, потому что оно давало англичанам возможность разгадывать ложные манёвры и концентрировать свои силы там, где они были действительно нужны. Английские зенитчики быстро научились отражать налёты немецкой авиации и наносили ей тяжёлые потери.

Наступившее в конце года ухудшение погоды, несомненно, тоже помогло мужественным защитникам Англии. Позднее время года было одним из факторов, побудивших Гитлера отказаться от вторжения в 1940 г. С окончанием крупных дневных боев верховное командование стало подводить итоги летней воздушной кампании. Результаты были неутешительными.

Несмотря на постоянное пополнение, в период между 1 августа и 1 октября, как показывали наши ежедневные отчёты о самолётах, находившихся в строю, до полной штатной численности нам не хватало более 500 самолётов. Английские ВВС, по нашим расчётам, потеряли за этот период 1100 самолётов. Никто из немцев не мог тогда знать, что и англичане почти полностью исчерпали свои ресурсы. Однако перед нами во весь рост стали наши собственные проблемы. С заменой экипажей дело обстояло так же плохо, как и с заменой самолётов, поэтому ОКВ принял новое решение. Решено было перейти к третьей фазе битвы за Англию — уничтожению английской промышленности. Эта задача должна была выполняться путём ночных бомбардировок, что должно было до некоторой степени снизить наши потери.

Раньше Адольф Гитлер не давал согласия на такие бомбардировки, но теперь он одобрил их, ибо летом 1940 г. английская авиация совершила подобные налёты на Вильгельмсхафен, Кёльн и города Рурской области. Когда в конце 1940 г. бомбардировочное командование ВВС Англии подвергло ночным бомбардировкам Гамбург и Бремен, Гитлер приказал нашей бомбардировочной авиации сосредоточить свои усилия против Лондона.

Таким образом, пришлось оставить первоначальное намерение уничтожить английскую авиацию, прежде чем производить высадку крупных сил на побережье Англии. Наш противник, находившийся в трудном положении, получил передышку. Он мог использовать это время для воссоздания своей истребительной авиации, которая находилась на грани уничтожения.

Ночными бомбардировками не ограничивались задачи немецких ВВС. Некоторые авиационные части получили задание минировать устья английских рек и основные порты Англии. Из этих частей был сформирован 9-й авиационный корпус. Однако плохая погода в течение последующих месяцев ограничила проведение интенсивных боевых действий в воздухе.

В ходе третьей фазы битвы за Англию у нас было два основных источника получения разведывательных данных о противнике, на основании которых мы строили свои планы. Первым источником была воздушная разведка. Разведывательные эскадрильи, входившие в состав 9-го авиационного корпуса, действовали чрезвычайно активно. Я сам иногда вылетал на разведку на самолёте «Юнкерс» Ju-88, специально оборудованном для выполнения разведывательных заданий. Другим источником разведывательных данных был радиоперехват, который не только обеспечивал проверку информации, добытой непосредственно разведкой, но и давал нам возможность получить представление о размещении сил противника на территории Англии.

Командующие 2-м и 3-м воздушными флотами и их штабы совместно разрабатывали ежемесячные планы нанесения ударов по целям, которые согласно указаниям главного командования немецких ВВС считались особенно важными. В то время я возглавлял отдел планирования 3-го воздушного флота. В соответствии с общим месячным планом разрабатывались конкретные боевые приказы на дневные и ночные налёты на различные промышленные центры, Лондонский порт и другие крупные порты Англии. Эти приказы мой штаб разрабатывал в тесном сотрудничестве со 2-м воздушным флотом.

вернуться

11

Случай с Бейдером генерал Крейпе приводит для того, чтобы показать якобы гуманное отношение немецко-фашистской армии к пленным На самом деле действия гитлеровской армии отличались неслыханной жестокостью. Десятки тысяч пленных были зверски замучены в концентрационных лагерях и тюрьмах В одном только Бухенвальде гитлеровцы замучили более 50 тысяч пленных, в том числе 7200 советских офицеров (Прим. ред.)

11
{"b":"2406","o":1}