ЛитМир - Электронная Библиотека

– А ты что думаешь, Тигр?

– Я так понимаю, что этим придется заняться мне и Билли, – с готовностью ответил Тиллер, и предчувствие опасности быстрее погнало кровь. – Но, естественно, потребуется помощь: кому-то придется нас туда доставить и забрать назад.

– Это, прямо скажем, нелегко, – признал Мейген, – но я уверен, что можно будет что-то придумать.

– Нет, Эндрю, – возразил Ларсен, – ты нужен, чтобы обеспечить эвакуацию к берегам Турции, пока нас здесь не будет. В общем, посмотрим, действительно ли наше начальство считает эту операцию чрезвычайно важной. Я им скажу, что для гарантии успеха нам требуется катер.

Ларсен записал радиограмму и передал текст радисту, когда он заступил на вахту. Радист зашифровал и отправил послание морзянкой. Ответ был получен почти моментально и вручен Ларсену.

– Быстро работают, – похвалил он начальство. – Должно быть, дело не терпит.

В телеграмме говорилось, что Ларсен может использовать для своей операции фрегат, который придет на Сими да рассвета нового дня при условии, что аэрофотосъемка пройдет успешно.

Фрегат прибыл в тот же вечер из Пафоса, не встретив на пути никаких неприятностей. Его капитаном был веселый лейтенант из резерва флота, знакомый Мейгену еще до войны, который прекрасно знал район Додеканесских островов, где раньше немало ходил на яхте. Он вручил Ларсену толстый коричневый конверт, который тут же был вскрыт кинжалом.

Аэрофотоснимки были четкими и вырисовывали все детали, и не менее подробным и тщательным был анализ фотографий, продеданный аналитическим подразделением ВВС в Акротири. Первое, что заметил Тиллер, был плавучий бон на входе в гавань. Одним концом он упирался в южный мыс, а второй достигал почти середины входа. Со стороны суши в этом конце, насколько можно было понять, стоял катер охраны. Другая часть бона проходила по прямой от северного мыса и заканчивалась в двухстах ярдах от стоявшего на якоре катера охраны.

– Не так-то легко будет войти в гавань, – заключил Барнсуорт.

– Ерунда, Билли, – парировал Тиллер. – Нам доводилось преодолевать подобные препятствия в Соленте каждый вечер.

В северной части гавани в тысяче ярдов от входа стояло на якоре под сенью прибрежных скал довольно крупное судно, которое разведка определила как немецкий сухогруз по перевозке боеприпасов «Анита», прибывший недавно в конвое из Пирея.

В дальнем конце залива стояло другое судно из состава того же конвоя – сухогруз «Карола» из службы тыла, а также судно с низкой осадкой, которое немцы использовали для снабжения своих гарнизонов на островах. С кормы «Каролы» стояли на якорях неопознанные малые суда. С противоположной стороны залива находилась база ВМС с плавучим доком, складами и самолетными ангарами. Указав на базу, Ларсен сказал:

– А вот и они.

Все столпились возле него. Летчик сделал серию наклонных фотографий эсминцев, стоявших на якоре у базы ВМС. Через стереоскопический увеличитель можно было рассмотреть все детали их надстройки, и создавалось впечатление, что град огня спаренной «бреды» не причинил никакого ущерба. Пока они разглядывали снимки, пришла новая радиограмма из Бейрута, в которой говорилось, что «в свете нынешней оперативной обстановки» Группе Ларсена надлежит потопить «Аниту», равно как и «Каролу», судно с низкой осадкой, и оба эсминца.

– Мы обычно берем в лодку не больше восьми магнитных мин, – сказал Тиллер, – а здесь понадобится по три на каждую мишень. Боюсь, с таким грузом мы далеко не уйдем.

– На дорогу туда и назад у вас уйдет не больше двух часов, – возразил Ларсен, – так что большую часть своего барахла можете с собой не брать.

– Но с таким числом мин на борту мы не сможем ориентироваться по компасу, – стоял на своем Тиллер. – Без компаса ночью нам там делать нечего.

– Я позабочусь о том, чтобы вас высадили в нужном месте, – вмешался Денверс, капитан фрегата. – Кроме того, я вам укажу курс, с которого вы при всем желании не собьетесь.

Все вместе просмотрели список снаряжения для лодки и пришли к выводу, что необходимость взять с собой большое число магнитных мин исключала все вещи, кроме запаса воды, примуса и продовольственных пайков.

– Не понимаю, почему бы ребятам в Каире не поставить перед нами задачу захвата острова, раз уж мы будем рядом, – проворчал Барнсуорт.

– Не волнуйся, Билли, они еще об этом вспомнят, – заверил его с улыбкой Ларсен. – Дай только срок. Возможно, до них еще не дошло, что сейчас там засели фрицы. Теперь, Боб, слушай сюда. Нам нужно быть на месте не позднее полуночи. Ты сможешь нас туда доставить за один заход, пока еще темно?

– У меня фрегат, а не торпедный катер, – напомнил Денвере, – и днем нам придется где-то переждать у берегов Турции. Когда мы ходили на Самос, обычно дневали в местечке под названием Яликавак. Если случается мельтеми с запада, стоянка там не из приятных, но сезон мельтеми прошел.

Он показал на карте мыс у берегов Турции к северу от Коса.

– Здесь небольшая рыбацкая деревушка, но тамошние жители держат рты на замке при условии, конечно, что их руки не останутся пустыми и там окажется серебряная монетка.

– Хорошо. В таком случае мы можем сегодня выйти в море и быть на месте до рассвета?

– Без проблем.

– А где встречаемся после операции, шкипер? – спросил Тиллер. – Где-нибудь у Лероса?

– Нет, – возразил Ларсен, – немцы перевернут весь остров вверх дном, когда будут тебя искать. У Калимноса будет более безопасно, а он совсем недалеко от Портолаго.

Мейген расстелил на столе крупномасштабную карту района и высказал свое предложение:

– Еще лучше Вати. Ты его знаешь, Боб?

– Не раз бросал там якорь еще до войны, – ответил Денвере. – Похоже на норвежский фиорд. Большая глубина. Однако чертовски запутанный район для навигации, особенно если подходишь к нему с юга, но я там знаю каждый дюйм. Во всяком случае, я смогу провести катер так далеко, что с воздуха меня засечь не смогут.

Ларсен взглянул на часы и подытожил:

– До рассвета в нашем распоряжении еще четыре часа. Эндрю, поставь каик у причала и выгружай лодку разведчиков. Нужно проверить, как она себя поведет при загрузке большим числом магнитных мин.

Обратившись к Тиллеру и Барнсуорту, спросил:

– На случай побега все с собой? Вам это может пригодиться.

В ответ они вынули из карманов и продемонстрировали крошечные карты в виде шелковых носовых платков.

Барнсуорт также показал всем свой берет со значком САС и похвалился:

– По обеим сторонам у меня вшиты лезвия ножовки. Если будет в том нужда, смогу сбежать из тюрьмы Синг-Синг, что в Америке.

– До отъезда я тоже постараюсь что-нибудь придумать, – пообещал Тиллер.

– Хорошо. Еще возьмите с собой денег на случай, если кого-то нужно будет подкупить, – посоветовал Ларсен.

Он открыл стальной сейф и вытащил оттуда пятьдесят золотых монет. Распределил поровну и отдал Тиллеру и Барнсуорту, а они засунули деньги в специальные мешочки на поясах и расписались в получении.

– Лучше, конечно, деньги со временем вернуть, – сурово заметил Ларсен. – Иначе босс подумает, что я их украл.

«Да, – подумал Тиллер, – видно, майор допек-таки Ларсена».

Через полчаса Тиллер и Барнсуорт укладывали в лодку, спущенную на воду, магнитные мины, полканистры питьевой воды и два суточных продпайка. Лодка почти касалась бортом поверхности моря, и оставалось только надеяться, что на подходе к Портолаго погода не взбунтуется.

Затем лодку подняли на борт фрегата, а экипажу выдали по чашке горячего какао. Тиллер еще раз проверил, что мины уложены в порядке. Ему раньше не случалось бывать на борту подобного корабля, превосходившего по своим размерам все торпедные катера, которые он прежде видел. По словам одного из членов команды, корабль был 112 футов в длину и имел два двигателя «холл-скотт-дифендер», а также мог похвастаться неплохим для своего класса вооружением: трехфунтовым орудием и набором оружия меньшего калибра, но двойного назначения.

47
{"b":"2","o":1}