{"type":"LastFive","o":5}
ЛитМир - Электронная Библиотека
Комментарии   КОММЕНТАРИИ  531 102

Автору спасибо.

сегодня, 20:37:18


Героиню штормит, как МДПшника под спидами... то радостная эйфория, то самобичевание и нытьё. Даже не знаю... вроде не плохая книга по содержанию, но раз 7- 10 за прочтение хотелось бросить, и не просто бросить, а выкинуть куда-нибудь... Это впечатление сразу о двух частях.

сегодня, 20:36:48


Автор браво!!!!!
Жду продолжение.

сегодня, 20:20:20


Из того, что здесь написано, получается, что словарь никудышней. Но попробую купить, может  быть все не так плохо, как в описании.

сегодня, 20:17:14


sm247     отлично   sm240   десять баллов   sm233

сегодня, 20:13:34

Блоги   БЛОГИ  28 653
 ЮРИЙ НИКИТИН             КАК СТАТЬ ПИСАТЕЛЕМ… В НАШЕ ВРЕМЯПоликлет изваял две статуи, изображавшие одно и то же: одну по вкусу толпы, другую по законам искусства. Первую в угоду толпе он создавал по желанию всякого, кто к нему приходил, то есть послушно делал изменения и поправки. Наконец он выставил обе статуи. Одна вызвала всеобщее одобрение, другая была осмеяна. Тогда Поликлет сказал: «Статую, которую вы ругаете, изваяли вы, а ту, которой восхищаетесь, — я»....когда вещь сильная по теме, идее или конфликту, то изящество стиля остается незамеченным. А замечают его тогда, когда ничего другого в произведении просто нет.    ...я получил «Фантаста года», то есть уже 2014-го, как самый успешный в коммерческом плане автор России. Пусть я буду выглядеть отставшим от жизни… хотя на самом деле я ее обгоняю. Не хвастаюсь, но у меня, к примеру, никакой раскрутки не было: ни одного интервью газетам и телевидению, ни одного фото, ни одного рассказа о своей гениальности, ни одной рекламы в метро или по ящику. Но если книга того стоит, то любой, купивший ее, говорит знакомым: купи, не пожалеешь. Абсолютная истина: ни один талантливый автор не бывает потерян! Ни одна яркая рукопись не отвергается… навсегда (это я о «Ярости»:-) (напоминаю, кроме профессии литейщика у меня есть нехилое литературное образование;-)) Я, ессно, всегда беру только новые темы. Да, я тоже, как и другие, не знаю, как к ним подступиться. Да, мне, как и вам, проще написать очередной роман в стиле «мечей и колдовства», там все знакомо по сотням фильмов, сериалов конины, зенины и прочих супергероев прыжков, кувыркания и мечемашества, не говоря уже о книгах не шибко умных авторов. Но я однажды написал и повесил над столом плакат: «Любой материал сдается!» И мне эти новые темы сдавались, я всегда оснащаю свои романы новыми идеями, новыми сюжетами, интригами. И у меня читающие не могут сказать с уверенностью, что случится на следующей странице. ............Пример – я, замечательный, который очень многим не нравлюсь, ну и пошли они все, спокойно публикуюсь, вызываю бешеный вой противников, ну и что?   ...могу сказать лишь, что мои тиражи и популярность дают какое-то право делиться опытом. Я могу сказать: делайте, как я, и у вас тоже будут миллионные тиражи. Вас будут читать миллионы, вы будете влиять на миллионы. Поймите же, олухи, я – единственный, кто вам не конкурент! И вовсе не потому, что такой вот весь из себя замечательный, хотя, понятно, я само совершенство, но еще и потому, что мне сейчас 75 лет, а когда будете читать эту книгу, будет побольше, что значит, заканчиваю литературный путь, мне уж точно не придется с вами бороться за тиражи, вы придете после меня, так что я искренне раскрываю все секреты литературного мастерства, совершенно искренне, безвозмездно, что значит – даром, на халяву.  Последние годы я буду просто читателем, а я, как читатель, вот хочу, чтобы литературы было много, хорошей и разной! Такая вожжа мне под хвост попала: хочу богатый выбор хороших конкурирующих книг. Да, у меня среди пятидесяти романов какого только говна не найдете, но там немало и бриллиантиков, каких ни у кого нет. Кстати, по Книге рекордов Гиннесса самый длинный роман насчитывает 40 томов. Восхождение сэра Ричарда заняло на 10 томов больше. Мировой рекорд! Сериалы или циклы романов — совершенно новый жанр. Отрицать его на том основании, что Толстой такого жанра не знал, так же дико, как отрицать существование неизвестной Толстому радиосвязи или компьютеров.Сериал как раз и дает то, что люди определенного склада характера и образа мышления предпочитают: долгое общение с любимыми героями в понравившемся мире. ...пришел к выводу, что читающие сериалы более стабильны, более доброжелательны, у них обычно хорошо дома и на работе, они могут позволить себе погрузиться в этот придуманный мир и не торопиться из него выходить… В нашей стране помимо важных дураков очень много вреда принесла еще система насильственного построения Храма Всеобщего Счастья с ее цензурой и запретами. Потому сильно смещены многие акценты и восприятия даже сейчас, через столько лет. Ушла поддержка тоталитарной властью, когда большинство авторов выпалывалось, а одиночек превозносили: официальных — открыто, а так называемых диссидентствующих — тайно.        .......литература проходила не по ведомству культуры, а по отделу ЦК КПСС идеологии и пропаганды. Эльфы, гномы, орки, тролли, драконы, горгульи, еще какие-то кошмарные чудовища… Когда писал Толкиен, мир был без телевизоров, не говоря уже о компах. ....Для литературы поле действия все сужается. С каждым годом. Потому сразу ищите те участки, куда техника еще не пришла, и постарайтесь предугадать направление, где может открыться новое обширное поле. Литература — это не мертвая глыба, доставшаяся от Пушкина, Толстого, Бунина. Это живой организм, он живет и развивается, но развивают ее именно те, у кого хватает на этот отваги и, конечно, знаний.  Ни Пушкину, ни Льву Толстому, ни Тургеневу или Достоевскому не приходилось конкурировать с кино, телевидением или баймами. Вам — придется. Все  слова должны быть выстроены в простые,  ясные и четкие фразы, в которые не надо вчитываться, взгляд должен хватать целыми кусками текст, только тогда перестаешь видеть буковки, а перед глазами встает красочная картина иной жизни. Ваше, то есть наше, преимущество в том, что обращаемся к воображению читающего, а тот сам создает себе картинку, что неизмеримо ярче и богаче той, которую могут дать телекамерники и киношники.  Ищите методы воздействия в этой области, дайте воображению читающего простор. У самого лучшего кино тот серьезный минус, что вся тысяча человек в зале видят одно на всех, а при чтении книги тысяча читателей видит тысячу разных фильмов.     .....тщательное рукоделие — это еще не литература. Литература — это впечатление. Это воздействие. Это влияние на читающего! Это пренебрежение тщательной отделкой, характерной для века прошлого. В нашем веке мелочная отделка — для мелких писателей. Следует учесть, что человек читающий, пусть даже потребляющий детективчики самого низкого пошиба‚ все же по интеллектуальному уровню выше человека‚ смотрящего фильмы. Даже элитарные‚ высокие‚ интеллектуальные и так далее.  Читающий сам создает для себя фильм. И сколько бы человек ни прочли одну и ту же книжку‚ столько разных фильмов они и создадут в своем воображении. Раскрывая книгу‚ мы видим белый лист с разбросанными по нему закорючками. А в мозгу происходит колоссальнейшая работа по перекодировке этих символов в зрительные образы. Мозг включается и работает мощно‚ во всю силу‚ развиваясь и накачивая извилины. Сейчас та-а-акое публикуется… Кто только не пошел в книгоиздание, как в писатели, так и в редакторы, потому вашу книгу со всеми вашими перлами никто не почистит, не надейтесь. Издадут в таком виде, в каком принесли, что вас, конечно же, дико обрадует и наполнит значимостью.  Автор всегда выбирает тех героев, кому читатель должен симпатизировать, то есть с присущими самому читателю черточками. То есть как-то уж принято считать, что охотнее симпатизируем и отождествляем себя с ворьем, проститутками и прочей мерзостью. Правда, остается вопрос, что же за общество, если в нем воры и проститутки — лучшие люди, но это сейчас не важно. Важнее, что нам эти грязные, зубоскалящие, похотливые и обремененные всяческими пороками люди гораздо ближе, понятнее и роднее чисто вымытых, опрятно одетых, соблюдающих манеры противников.  К сожалению, это свойство всей литературы, из-за чего она в конце концов и погибнет. Такие вот нынешние бунтарские настроения присущи только подросткам и тем взрослым, что по ай-кью еще не вышли из возраста подростковости, однако такие «герои» и такие злодеи уже претят истинно взрослым.   Сегодняшние герои: киллеры и проститутки — всего лишь больной вывих больного общества. Но оно выздоровеет. Увы, взрослые, которые приучают детей мыть руки и уши, не врать и не воровать, а также сами «не отрываются», не бьют стекла на троллейбусных остановках, выглядят неинтересно, скучно и неромантично. Однако именно эти взрослые делают общество, лепят его, создают, направляют и выбирают ценности, которые будут вдалбливаться следующему поколению.      Книга должна давать плоды, то есть сеять разумное, доброе, вечное. Или же разрушать неразумное, недоброе и сиюминутное. Более того, ее должны прочесть как можно больше людей. Потому свои идеи надо подать не только умно, но и в яркой увлекательной форме. Чтобы семена плодов все же запали как можно в большее число голов. И дали всходы.  Еще великий Плутарх сказал: поэзии нет дела до правды. Это камешек в адрес тех тупоголовых, которые в художественных произведениях сладострастно выискивают исторические или технические несоответствия. ...вы пишете или намереваетесь писать настоящие романы. А женские, как известно, не совсем настоящие. Наверное, как раз потому, что женские. Словом, если в женских романах женщина — супергерой, который с тройного поворота и так далее, то в настоящих романах женщина… боюсь и вышептать, лучше приведу слова великого Тургенева, который известен столь замечательными женскими образами, что в обиход вошел даже термин «тургеневская девушка»… Женщина — всего лишь функция! Итак, в литературе женщина — всего лишь функция! Функция произведения. Холодный профессиональный прием. Прием, позволяющий своего главного героя показать еще и с другой стороны. Ну, как добавочная лампа-подсветка. ...женщина — всего лишь функция в нормальном добротном романе классического стиля. Но, учитывая, что теперь появилась и масса женских романов, так называемые розовые серии, особая литература для блондинок, то уточню: определение насчет функции относится лишь к нормальным добротным романам классического стиля, который все-таки занимает доминирующие позиции. Пропаганда и воспевание магии — это же вечная мечта лодыря (а мы все лодыри) о щуке в проруби, золотой рыбке или джинне из кувшина. Писать о магии — нечестно. Все равно что предлагать детям наркотики. Опыт показывает, что у кого язык бесцветен, у того и темы вторичны, сюжета нет, образы блеклые, и вообще автор просто тешил самолюбие, издав книгу на бумаге с множеством буковок. Писатель должен писать без оглядки на тупое стадо, кем на самом деле является большинство читающих, лишь процентов десять об общего числа усваивают ваши мудрые мысли, вообще понимают, остальным же дайте побольше выстрелов, изнасилований, погонь, колдунов, рыцарских турниров, эльфов с остроконечными ушами и «хорошо сбалансированные мечи»… Дело в том, что современный человек уже неспособен воспринимать длинные сложные мысли, его сознание… да что там вилять вокруг да около, ваше сознание уже настроено на короткие, но достаточно яркие фрагменты информации. Читатель хочет сопереживать. Потому главного героя надо наделить либо теми качествами, которые есть у самого читателя, либо же, что намного действеннее, теми, которые он хотел бы иметь. Особенно это удобно в фантастике и фэнтези. Там автор наделяет героя способностью читать мысли, сверхсилой, неуязвимостью или еще чем-то, а то и всем сразу, затем выпускает в мир удивлять соседей и соседскую Люську, что до этого дня не обращала на него внимания. Когда все эти приемы перепробованы, автор идет и на такое: герой, оказывается, сам того не подозревая, является потомком древних королей, магов, императоров звездных королевств или же у него оказывается древняя карта с указанием острова, планеты и прочих сокровищ. Но тот период прошел, ибо рядовой читатель все же предпочитает узнавать себя, любимого. И вот тут и начинается та тихая деградация, когда приходится создавать Бивиса, чтобы читатель узнал себя, любимого и прекрасного. ...пора бы перестать идти на поводу самого тупенького братка и выдавать шадэвры о герое, который встал вот на путь Зла, такой вон крутой и мочит всяких рыцарей, насилует девственниц, выпускает на волю волков и драконов, поджигает поля, мочится на улице, убегает с уроков, разрисовывает стены матерными словами…  Не перегибайте с этим самым снижением образа! Это может вызвать только кратковременный интерес, потом от вас начнут отворачиваться. Весьма брезгливо. ...фэнтези и есть самый древний и самый емкий жанр. Все эти видения и откровения древних жрецов, затем – христианских мудрецов, богословов, пророков – не из того же жанра? Все утопии, все религиозные и этические учения?… Ведь где грань между видением, пророчеством, грезой и мечтой?… Коммунизм был несбыточной грезой, потом стал мечтой, затем – учением, его даже взялись воплощать в жизнь! И чуть-чуть не воплотили. А сколько этих фэнтезей определяют нашу жизнь и доныне?… Собственно, фэнтези все больше превращается из жанра, где авторы изощрялись в придумывании невероятных миров, в обычные грезы подростка, которому сразу дай волшебного коня, волшебный меч, непомерную силу и вообще все-все.  Хотя, как я уже говорил выше (или скажу ниже, смотря куда всобачу этот кусок), творческий человек проходит в развитии стадии: рисование, стихи, проза, и лишь потом наступает очередь фантастики... Замечено, что у творческого человека сперва начинает работать воображение, потом – сердце (ах, стихи!), потом мозги, а для перехода в стаз фантаста требуются уже очень хорошие мозги, способные не только думать, но и создавать миры, генерировать философские идеи. Конечно, не все дорастают до высшего стаза, большинство остается в простой прозе, еще больше – всего лишь в поэтах или художниках, но мы-то высшая раса, верно? Тут, полагаю, никто не станет спорить, это же ясно, только мы, пишущие фантастику, – арийцы, все остальные – низшая раса, вне зависимости от национальности, расы, партийности, сексуальной ориентации и принадлежности к эльфам, гномам или паладинам.  Крамольно такое говорить, но литература пока что не создала лучшего жанра, чем реализм. Да, реализм. Это не значит, что вам противопоказаны фантастические романы или ужастики, боевики или триллеры: просто манера подачи должна быть реалистична. То есть если пишете про эльфов и гоблинов, то они должны быть на ваших страницах реальны.     ...в жанре фантастики так много всякой псевдосерьезной халтуры типа антиутопий или альтернативных историй.   Как ни грустно это признать и как бы это ни хотелось, но все же скажем правду: юмор героическому характеру противопоказан. Не зря говорили древние греки: трагедии – для благородных, комедии – для рабов. Юмор практически весь основан на снижении образа, на разоблачении героических реалий...  Не самый лучший, но зато легкий способ сравняться с героями и подвижниками – это стянуть их за ноги с небес в наше теплое болотце. Этим юмор и занимается. Вывод: если уж создаете героический образ, то все шуточки, иронию и прочие признаки юморения, явные и неявные – искореняйте нещадно. Что позволено быку, то не позволено Юпитеру.     ....давайте признаемся, но сколько можно пытаться прятать голову в песок, пол-то бетонный: в современных условиях литература обречена. Расцвет ее был в то время, когда не было ни радио, ни телевидения, и резко начал снижаться в эру компьютеров и Интернета. Сейчас во главе угла должны быть поставлены идеи. Сильные, новые, оригинальные. Литература должна выбраться из все суживающейся ниши, где процветала и развивалась тысячи лет, и постараться завоевать новые, еще не занятые, только-только возникающие по мере развития общества и технологического прогресса. Возможно – только возможно! – самому мне это очень не нравится, но писатели будущего вынуждены будут все чаще прибегать к соавторству. И даже не вдвоем, как иногда практикуется в наше время, а по несколько человек. Без новых идей литература мертва.   Так что, завершая длинный экскурс, заверяю снова, что куда бы ни пошли, но придется принимать духовность литературы как обязательное условие. Любая бездуховная, то есть где нет высоких устремлений, где человек так или иначе не совершенствуется, не очищается, не поднимается по ступенькам к Истине, просто обречена на забвение.http://libking.ru/books/nonf-/nonf-publicism/542317-yuriy-nikitin-kak-stat-pisatelem-v-nashe-vremya.html#book

сегодня, 3:14:40

- Ты никогда не говорил мне, как я пахну...Арий склонил ко мне голову и зашептал, пока я не уснула:- Ты пахнешь льдом, что сковывает горное озеро в первый холодный день зимы. Ты пахнешь жаром пустыни, в которой каждая песчинка пропитана солнцем. Ты пахнешь радостью, жаждой жизни, страстью. Ты пахнешь цветами с горных склонов и осенним вечером. Ты пахнешь дождём и правдой. Твой запах - это запах жизни, Анна...P.S. Игры стихий. Перекрёсток миров.

19 июля 2018, 10:37

Я леплю из пластилина, Пластилин нежней, чем глина. Я леплю из пластилина Кукол, клоунов, собак. Если кукла выйдет плохо — Назову её дурёха, Если клоун выйдет плохо — Назову его дурак. Подошли ко мне два брата. Подошли и говорят: «Разве кукла виновата? Разве клоун виноват? Ты их лепишь грубо-вато, Ты их любишь мало-вато, Ты сама и виновата, А никто не виноват».  Я леплю из пластилина, А сама вздыхаю тяжко, Я леплю из пластилина, Приговариваю так: Если кукла выйдет плохо — Назову её… бедняжка, Если клоун выйдет плохо — Назову его… бедняк.  Набегают волны синие. Зелёные? Нет, синие. Как хамелеонов миллионы, Цвет меняя на ветру. Ласково цветёт глициния — Она нежнее инея… А где-то есть земля Дельфиния И город Кенгуру. Это далеко! Ну что же?— Я туда уеду тоже. Ах ты, боже, ты мой боже, Что там будет без меня? Пальмы без меня засохнут, Розы без меня заглохнут, Птицы без меня замолкнут — Вот что будет без меня. Да, но без меня в который раз Отплыло судно «Дикобраз». Как же я подобную беду Из памяти сотру? А вчера пришло, пришло, пришло Ко мне письмо, письмо, письмо Со штемпелем моей Дельфинии, Со штампом Кенгуру. Белые конверты с почты Рвутся, как магнолий почки, Пахнут, как жасмин, но вот что Пишет мне родня:  Пальмы без меня не сохнут, Розы без меня не глохнут,  Птицы без меня не молкнут… Как же это без меня? Набегают волны синие. Зелёные? Нет, синие.Набегают слезы горькие… Смахну, стряхну, сотру.  Ласково цветёт глициния — Она нежнее инея… А где-то есть страна Дельфиния И город Кенгуру. Развесёлые цыгане по Молдавии гулялиИ в одном селе богатом ворона коня украли. А ещё они украли молодую молдаванку:  Посадили на полянку, воспитали как цыганку. Навсегда она пропала Под тенью загара!  У неё в руках гитара, Гитара, гитара!  Позабыла все, что было, И не видит в том потери. (Ах, вернись, вернись, вернись! Ну, оглянись, по крайней мере!) Мыла в речке босы ноги, в пыльный бубен била звонко. И однажды из берлоги утащила медвежонка,Посадила на поляну, воспитала как цыгана; Научила бить баклушки, красть игрушки из кармана. С той поры про маму, папу Забыл медвежонок: Прижимает к сердцу лапу И просит деньжонок! Держит шляпу вниз тульёю… Так живут одной семьёю, Как хорошие соседи, Люди, кони и медведи. По дороге позабыли: кто украл, а кто украден.  И одна попона пыли на коне и конокраде.  Никому из них не страшен никакой недуг, ни хворость…  По ночам поют и пляшут, на костры бросая хворост. А беглянка добрым людям Прохожим ворожит: Всё, что было, всё, что будет. Расскажет, как может… Что же с ней, беглянкой, было? Что же с ней, цыганкой, будет? Всё, что было, — позабыла, Всё, что будет, — позабудет. Какой большой ветер Напал на наш остров! С домишек сдул крыши, Как с молока — пену, И если гвоздь к дому Пригнать концом острым, Без молотка, сразу, Он сам войдет в стену. Сломал ветлу ветер, В саду сровнял гряды — Аж корешок редьки Из почвы сам вылез И, подкатясь боком К соседнему саду, В чужую врос грядку И снова там вырос. А шквал унес в море Десятка два шлюпок, А рыбакам — горе, — Не раскурить трубок, А раскурить надо, Да вот зажечь спичку — Как на лету взглядом Остановить птичку. Какой большой ветер! Ох! Какой вихорь! А ты глядишь нежно, А ты сидишь тихо, И никакой силой Тебя нельзя стронуть: Скорей Нептун слезет Со своего трона. Какой большой ветер Напал на наш остров! С домов сорвал крыши, Как с молока — пену… И если гвоздь к дому Пригнать концом острым, Без молотка, сразу, Он сам уйдет в стену.  Мой караван шагал через пустыню, Мой караван шагал через пустыню  Первый верблюд о чем-то с грустью думал, И остальные вторили ему. И головами так они качали, Словно о чем-то знали, но молчали,  Словно о чем-то знали, но не знали: Как рассказать, когда, зачем, кому… Змеи шуршали среди песка и зноя… Что это там? Что это там такое? Белый корабль, снастей переплетенье, Яркий флажок, кильватер голубой… Из-под руки смотрю туда, моргая: Это она! Опять — Фата-моргана!  Это ее цветные сновиденья Это ее театр передвижной! Путь мой далек. На всем лежит истома. Я загрустил: не шлют письма из дома… «Плюй ты на все! Учись, брат, у верблюда!» — Скажет товарищ, хлопнув по плечу. Я же в сердцах пошлю его к верблюду, Я же — в сердцах — пошлю его к верблюду: И у тебя учиться, мол, не буду, И у верблюда — тоже не хочу. Друг отошел и, чтобы скрыть обиду, Книгу достал, потрепанную с виду, С грязным обрезом, в пестром переплете, Книгу о том, что горе не беда… … Право, уйду! Наймусь к фата-моргане: Стану шутом в волшебном балагане, И никогда меня вы не найдете: Ведь от колес волшебных нет следа. Но караван все шел через пустыню, Но караван шагал через пустыню, Шел караван и шел через пустыню, Шел потому, что горе — не беда. «Поэзия должна быть глуповата», — Сказал поэт, умнейший на Руси. Что значит: обладай умом Сократа, Но поучений не произноси. Не отражай критических атак, Предупреждай возможность плагиата…Поэзия должна быть глуповата, Но сам поэт — не должен быть дурак. Вы думали, что я не знала, Как вы мне чужды, Когда, склоняясь, подбирала Обломки дружбы. Когда глядела не с упреком, А только с грустью, Вы думали — я рвусь к истокам, А я-то — к устью. Разлукой больше не стращала. Не обольщалась. Вы думали, что я прощала, А я — прощалась. http://poemata.ru/poets/matveeva-novella/devochka-i-plastilin/

19 июля 2018, 8:28

Раз уж вы добавляете книги на сайт без разрешения автора, запретите хотя бы скачивание. Я не хочу чтобы книга ползла по сети. В дальнейшем, после вычитки и завершения серии она станет платной. Автор Юлия Рим ( Алеррия. Обмен судьбы ч1 ) 

19 июля 2018, 6:31

Похоже на Ольгу Громыко и ее цыкл о Вольхе Редной. То, о чем Вы вспоминаете, по моему, "Верховная ведьма"

19 июля 2018, 6:26

{"type":"LastFive","o":5}
Ваше сообщение:
АвторКнигПереведенных книгРейтинг
10
40
407.5 (2)
206.6 (20)
6010 (1)
109 (2)
607.94 (16)
108.75 (4)
10
2010 (1)
9010 (1)
10
10
10
10
100 (1)
40
408.67 (3)
10
10
4308.73 (51)
20
2110 (1)
01
20
103 (1)
305.25 (4)
014
10
1010 (3)
1407 (4)
01
1010 (1)
20010 (2)
30
10
01
106.33 (2)
30
10
10
207.7 (30)
06
307.17 (24)
10
10
01
01
01
20
1
2
3
...
114
На странице
{"ln":"\u041f","o":50}
{"o":null}